Рубрикатор
Д'Артаньян и три мушкетера-акулы. Часть 1

Д'Артаньян и три мушкетёра. Пародия. Часть первая

Действующие лица:

  • Д’Артаньян – акула-мако, он же Мако, "бискаец"
  • Королева Франции – большая белая акула
  • Кардиналинг – агент английских спецслужб, он же Шарк-Хантер
  • Бекингэм – английский миллионер, основатель общества "Грин Пис"
  • Атос – тигровая акула, он же "тигр"
  • Портос – большеротая акула
  • Арамис – акула-молот
  • Де Тревиль – косатка
  • Миледи – скат морской дьявол, она же Манта
  • Пажи Королевы – дельфины
  • Гвардейцы Кардиналинга – боевые котики
  • В массовых сценах – обитатели морских глубин

В далёком Бискайском заливе

"Сын мой! – произнесла большая 4-х метровая акула-мако, - сегодня Вам предстоит пуститься в далёкий поход к нашим колониальным акваториям во Французской Полинезии, чтоб верой и правдой послужить её величеству Анне Австрийской и всему французском трону во всех морях и океанах мира!

Вы должны знать, что вдовствующая королева – это Большая белая акула, вот уже несколько лет пребывающая в безграничной скорби по поводу рано ушедшего супруга своего - монарха Людовика ХIII и по этой причине избравшая для себя места столь отдалённые от нашей бедной столицы и столь опасные даже для венценосных особ.

При её дворе, впрочем, если Вы будете туда приняты, на что Вы, конечно, имеете право одного из самых хищных видов всех акульих семейств, всеми силами поддерживайте ради себя и ваших близких честь вашего акульего статуса и гордого имени "Isurus oxyrinchus", которое уже столько столетий носили Ваши достойнейшие предки.

Не покоряйтесь никому – слышите, никому, - за исключением только одной королевы.
Помните, что лишь мужеством и отвагой в наши дни Вы сможете пробиться в жизни. Как говорится – а-ля герр ком а-ля герр - "без славы жить, как без жабр дышать"!

Вы молоды и просто обязаны быть бесстрашной акулой по двум причинам: слава богу, Вы – бискаец и потом, Вы - мой сын! Никогда не бойтесь опасностей, особенно самых страшных, и всегда прожорливо стремитесь к приключениям. Всегда вступайте в схватки по всякому поводу и никогда не опасайтесь тех, кто сильнее вас – они будут просто мечтать иметь Вас в своих друзьях, а значит, сами придут и сдадутся.


Будьте ненасытны и агрессивны ко всему в этом мире. Вы имеете самое быстрое тело среди всех акул, здоровое любопытство, железные челюсти и большую прожорливость – помните, из маленькой акулы всегда вырастает большой хищник. Желаю Вам, сын мой, чтоб на обед у вас всегда была не только сельдь или макрель, но и кое-что посерьёзнее и поопаснее.

Кстати, о Ваших жертвах – мой сын, будьте великодушны к людям – никогда не съедайте их целиком, ограничьтесь только их конечностями на худой случай.

Во-первых, они не так вкусны, а во-вторых, оставляя им жизнь, Вы будете сохранять за собой тайну самой загадочной акулы. А всякая тайна – это власть. Впрочем, здесь есть свои нюансы. Я расскажу Вам некоторые секреты парижского двора..."

Мистер Кардиналинг по прозвищу Шарк-Хантер и его гвардейцы

Мой сын, жизнь акул в наше время стала совсем не та, что раньше. Много нашего брата гибнет из-за пагубного пристрастия людей к изыскам в еде. Немногие из нас могут достойно обороняться безнаказанному вылову, поэтому всегда держите ваши челюсти в готовности!

А-ля герр ком а-ля герр – спасение от угрожающих в силе угрожаемым!
Но и это не самое страшное. Есть люди, которым нужна полная власть в океане, то есть в нашем исконном доме. Получить её они могут, лишь уничтожив самых достойных и хищных из нас – большую белую акулу, то есть нашу королеву.


Так, у Её Величества есть один давний и сильный враг – некто Кардиналинг, служащий к тому же в английских спецслужбах ПИ-6. Наш король уже пал жертвой его происков-экспериментов с так называемым клонированием. Как говорится, остерегайтесь рыбаков, дары приносящих!

В подводном мире этот тип имеет прозвище Шарк-Хантер, будьте внимательны, мой сын, к этому врагу! Кардиналиг имеет серьёзную научную и военную базу, где готовятся к войне с нами боевые котики, способные угрожать всем акулам. Противостоять этим головорезам могут пока лишь доблестные мушкетёры, в чьи ряды я и отправляю Вас служить нашей короне.

Основная цель Кардиналинга – это наша королева. Этот тип вначале пытался её очаровать своей лживой любовью, клялся в тайной и вечной страсти к ней. Но его целью было только заполучить эту акулу для своих экспериментов по выведению универсального оружия.

Но Королева была верна Королю, и ни на какие сделки с Кардиналингом не соглашалась. Тогда он решил просто заполучить её челюсти как свой главный трофей и символ полной власти. Один раз он чуть было и не достиг того, чего хотел...

Тайна Королевы и Бекингэма

Когда-то давно, когда Анна Австрийская была совсем молодой большой белой акулой, она угодила в сети этого коварного демона на двух ногах, вернее, на его крючок. Всё бы решилось в тот страшный день, когда Кардиналинг почти вытаскивал из воды заглотавшую наживку бессильную акулу.

Однако охоту Кардалинга испортил Бекингэм, служивший в дружественном нам тогда английском флоте. Дело в том, что Кардиналинг поймал Королеву не во французской акватории, а в водах Великобритании, где охота на больших белых была запрещена.

После серьёзного противоборства израненная Королева оказалась в руках Бекингэма. Акула тогда была сильно изуродована варварским крючком Кардиналинга, она почти лишилась своей челюсти и дальше не могла бы жить самостоятельно.


Бекингэм, на счастье, оказался богатейшим человеком Англии, его многочисленные друзья со связями и деньгами помогли спасти Королеву – ей была поставлена новая алмазная челюсть, стоившая Бекингэму сумасшедших денег, но таким образом спасшая весь французский двор. Этим дареным зубам не грешно было и в рот посмотреть – теперь уже точно Париж стоит мессы с такой-то королевой!

После этого эпизода английский "акулофил" посвятил всю свою дальнейшую жизнь делу спасения хищников и всех остальных морских и земных обитателей, основав чудесное общество "Грин Пис".

А его главным врагом так и остался Шарк-Хантер по фамилии Кардиналинг...

Теперь, мой сын, Вы знаете почти всё, что нужно, чтобы беззаветно служить Большой белой и Франции. В путь!

Через океаны к де Тревилю, встреча с Миледи и осетрина на обед

Как уже понятно нашему читателю, молодой акулой мако, отправляющейся служить французскому трону был никто иной, как Д’Артаньян из Бискайского залива. Получив напутственные слова отца и целебный бальзам от матушки, будущий мушкетёр отправился за семь морей, а точнее, в другой океан.

Резиденция Большой белой находилась во Французской Полинезии, а значит, Мако должен был перебраться из Атлантического океана в Тихий, в котором, как известно, и черти водятся.

Именно с таким чёртом и пришлось столкнуться Д’Артаньяну, едва он покинул родной Бискайский залив.

Огромная чёрная незнакомка с очаровательной белой грудкой и животиком неожиданно возникла на пути Мако. Она медленно и величественно рассекала водную толщу своими большими крыльями, будто парила над всей этой подводной суетой.

Д’Артаньян был очарован красавицей, но, вместе с тем, что-то загадочно-опасное чувствовалось и в движениях незнакомки, и в самом её облике.

Мако из любопытства замер за ближайшим рифом. Он вспомнил, что когда-то в детстве матушка рассказывала ему про больших скатов, называя некоторых из них морскими дьяволами.

Последующее и вовсе поразило бискайца - его красавица вдруг стала резко выпрыгивать из воды! Причём её прыжки были разной высоты и разной длительности перерывов между ними.

"Это точно какой-то знак, - подумал Д’Артаньян, - она не так проста, а может, она и вправду дьявол".


Мако насторожился, в ответ на прыжки ската поблизости раздался звук моторов. Д’Артаньян знал эти шумы - так приближается человек. На поверхности возникло тёмное пятно катера.

"Я позвал Вас, миледи, для срочного задания, - раздался мужской голос с сильным акцентом, - это надо сделать как можно скорее и обязательно очень тихо. Я не могу дать Вам подмоги, мои головорезы только всё испортят, поэтому Вы должны справиться одна.

Тем более, что я не могу и доверить эту тайну никому ещё – что знают трое, знает и карась, а меж тем, это дело касается одной знатной особы, поэтому посторонние здесь нужны как вода в ботинках, ах да, сорри, мадам, как песок в жабрах.

Гвардейцы присоединятся к Вам на обратном пути, они помогут вам избежать погони".

Что именно говорил незнакомец скату по имени Миледи дальше, Д’Артаньян не мог расслышать – начиналось сильное течение, а за ним и активное движение всякой рыбной мелочи, невиданных доселе морских зверушек и даже подводного мусора.

Д’Артаньян подосадовал – ох, уж это глобальное изменение климата, скоро и вовсе будет не узнать родные акватории - позаплывали тут всякие, один второго чудней - бедная, бедная французская экосистема...


Меж тем, мимо озадаченного климатическими и миграционными проблемами Д’Артаньяна проплывали диковинные рыбы. Удивить разносолами балованного бискайца было сложно, однако, голод, как говорится, не островок с тюленями и незачем откладывать на завтра то, что можно употребить вовнутрь сегодня.

Дожёвывая заблудившуюся осетрину нулевой свежести, Д’Артаньян чуть было не поперхнулся от обрывка фразы, которую до него донесли поднятые суматохой волны "...алмазная челюсть решит все наши проблемы. Желаю Вам успеха, Миледи, Гольфстрим вам в помощь".

Красавица-скат попрощалась с незнакомцем, снова заревел мотор, и Миледи большими взмахами роскошных крыльев понеслась по бесконечному пространству океана.

Мушкетёры Атос, Портос, Арамис

Д’Артаньян правильно рассчитал, что преследование таинственного ската Миледи приведёт его к цели кратчайшим путём. По дороге он, кроме того, сумеет лучше разузнать свою ведущую, отследить её контакты, специфику образа жизни и прочее.

Единственная сложность, с которой столкнулся Д’Артаньян, – это большая скорость перемещения морского дьявола. Мако хоть и считается "гепардом" океана, но гепард – это спринтер, а здесь речь шла о стайерских возможностях акулы.

Не мудрено, Тихий океан – это вам не Бологое где-то между Ленинградом и Москвой. Но Д’Артаньян без устали махал плавниками и хвостом, торопясь успеть за Миледи и, главное, – не потерять её из виду. Правду говорят, для милого дружка семь вёрст не околица, а тут речь шла не просто о любовной прихоти, а о жизни самого Д’Артаньяна, да и что там греха таить – о челюсти самой Королевы и, стало быть, о судьбе всей Франции.


Так, ведомый морским дьяволом, Д’Артаньян добрался до резиденции Большой Белой действительно в кратчайшие сроки. Возле мелководья Французской Полинезии Миледи словно растворилась в воде, и Д’Артаньяну пришлось дальше действовать самому.

Капитана королевских мушкетёров он застал в великолепной лагуне, окружённой разноцветным коралловым рифом, однако на тот момент большая косатка де Тревиль была очень занята.

Сквозь дрожащие от волны водоросли морской капусты Д’Артаньян расслышал гневную речь своего будущего начальника и увидел, как разъярённая громадина отчитывала двух больших акул:

- Тысяча гарпунов мне вбок! Вы знаете, что мне вчера сказала Королева-мать? – гремел де Тревиль.

- Нет, сударь, нам это неизвестно, - отвечала необычная акула с расплющенной головой в виде молота, ею впоследствии оказался Арамис.

- Нет, сударь, но мы надеемся, что Вы расскажете нам об этом? – вторила ему огромная акула с почти метровым ртом, это был Портос.

- Извольте, наша Королева сказала мне, что отныне её охрану будут вести дельфины-пажи, так как мушкетёры её величества совсем не способны ни на какую защиту трона!

- Как же так? – оба мушкетёра просто закипели от злости.

- Да, тысяча просроченных килек вам на завтрак! Королева отметила, что дельфины очень умны, в отличие от акул-мушкетёров, что они не бывают беспричинно-агрессивными, они умеют создать отличный коллектив-стаю, тогда как мушкетёры, как волки-одиночки, таинственны и закрыты, и совсем не расположены к общению с монархами, у них отсутствуют такт и знание этикета!

- Но, сударь, мы не придворные пажи, мы – опора французского трона, - заявила большеротая акула.

- Положим-положим, но куда вы вчера сорвались с вечерней прогулки? Вы обязаны были следить за безопасностью нашей Королевы, а вы, не сказав ни слова, бросили её и умчались в глубины? Кстати, почему я не вижу среди вас Атоса? Где же наш пресловутый и всесильный тигр?

- Сударь, Атос болен, – сокрушённо промолвил Арамис.

- Болен, и чем же он заболел, тысяча голодных пиявок вам на ужин?

- Должно быть у него кариес, или пульпит, или этот, как его - пародонтоз – сказал Портос, - когда тебе отказывает твоё самое надёжное оружие – зубы – считай, что ты уже не акула. А-ля герр ком а-ля герр – мёртвую акулу и раки могут дёргать за плавник...

- Пульпит, пародонтоз? В его возрасте? Нет-нет, вы лжёте мне, господа! Он, наверное, смертельно ранен или... убит? Тонну морской капусты вам в глотку!


Большая косатка нервно задрожала, и Д’Артаньян увидел, что из перекошенного горем большого глаза хищницы стекла большая слеза.

- Что ж, Королева-мать права, пусть теперь её охраняют дельфины. Их много, они дружны, они не бросают друг друга в смертельной опасности, они не лгут своему начальнику про какой-то пародонтоз! В случае, если на них нападут, они не убегут с поля боя, как трусливые королевские акулы, оставив своего друга на растерзание врагам. Да, пусть так и будет! А я уйду в монастырь, - и могучая косатка затряслась в судорогах плача...

- Но сударь, мы действительно отлучились от Королевы, так как почуяли приближение гвардейцев Шарк-Хантера, мы действительно оставили Атоса одного, так как он почти не отличался от мёртвого, но мы остановили шесть котиков, которые были направлены на убийство Её Величества. И надо сказать, что об этом даже никому неизвестно, мы всё сумели сделать тихо, чтоб никак не потревожить нашу Большую белую ни подозрением, ни опасением, ни даже звуками.

- Шарк-Хантер? Снова этот Кардиналинг? Их было шесть? Но это очень серьёзно, господа, это же не котики, это машины убийства!

- Смею Вам заметить, что и мы – не декоративный аквариумный планктон, сударь, - поджав нижнюю челюсть в обиде, отозвалась большеротая акула Портос.

- Да-да, конечно, я не прав, господа, но всё же вам надо беречь себя! Королева-мать вас очень ценит, а меня просто не хватает на все дела защиты её безопасности. Этот Шарк-Хантер так хитёр, так ловок, у него на службе состоят лучшие мозги человечества, а здесь всё приходится крутить своими, так сказать "рыбьими" мозгами, а это, доложу я вам, немного другой калибр - всхлипывал де Тревиль.

- Но с нами правда! – воскликнул Атос.

- С нами могущество природы, а значит, настоящая сила, – добавил Портос.

- С нами дружба! – зазвучал голос неожиданно появившегося Атоса.


В риф заплыла большая тигровая акула, верхний плавник которой и почти весь хвост были перевязаны тугой повязкой, а живот и полголовы замазаны чем-то вроде зелёнки, отчего хищник больше походил на кузнечика, нежели на грозу океана.

- Атос! – воскликнули все присутствующие и кинулись к нему.

Тигр чуть пошатнулся, но удержался на плаву.

- Лекаря сюда! Моего или королевского! Быстро! – закричал де Тревиль.

Важная новость для де Тревиля

Когда мушкетёры уплыли, сопровождая лекаря и Атоса, Д’Артаньян решился предстать перед могущественной косаткой. Де Тревиль благосклонно принял молодого хищника, почуяв в нём родную бискайскую закваску, однако на просьбу Мако принять его в мушкетёры ответил:

- Вам надлежит зарекомендовать себя подвигами и верным служением Королеве, отличиться в боях с её врагами, и только затем я смогу с чистой совестью дать вам плащ мушкетёра, мой молодой друг!

- Я не заставлю Вас долго ожидать этого часа! Я докажу, что достоин этого! Тем более, сударь, что я приплыл не с пустыми плавниками – по дороге сюда я стал свидетелем важнейшего разговора, который, очевидно, Вас очень заинтересует, – интригующе прошептал Д’Артаньян.


И Мако стал подробно рассказывать о виденном им морском дьяволе и о слышанной беседе его с незнакомцем на катере.

Де Тревиль с первых же слов бискайца сделался очень суровым - косатка понимала, что французской короне снова предстоят испытания. А-ля герр ком а-ля герр – кто засоряет море трупами, тот собирает вокруг акул...

Однако на половине истории Д’Артаньян неожиданно заметил сквозь струящиеся под течением подводные растения рифа знакомые очертания чёрного плаща Миледи и, намереваясь сразу довести де Тревилю свою правоту, кинулся за морским дьяволом.

Дуэли и метаморфозы будущего мушкетёра

Д’Артаньян помчался как бешенный за большим скатом, на первом же повороте сбив выплывающего из санчасти Атоса. Большой тигровый хищник взвыл от удара столкновения с Мако.

- Простите меня, сударь, я причинил Вам боль, сожалею, но я очень спешу, – произнёс Д’Артаньян.

- Сударь, Вы невежа! – отозвался Атос, - Вы налетаете на опасную акулу, доставляете ей физический дискомфорт, мягко скажем, и считаете возможным отделаться простым извинением?

- Поверьте мне, я сделал это нечаянно и поэтому извинился. По-моему, этого достаточно. К тому же я действительно очень спешу...

- Послушайте, мсье Торопыга, Вы знаете, сколько народу полегло в акваториях всех океанов, за исключением Ледовитого, которые считали так же, как Вы? Или Вы плохо учились в своей бискайской школе? Разве тигровая акула отпускает повстречавшихся ей идиотов, даже если они ещё слишком юны и неопытны?

- Да, я учился в провинции, при дворе Её Величества я всего лишь первый день, однако я хорошо усвоил в школе, что даже большая белая акула вначале питается простой рыбкой и лишь потом переходит на китов и тюленей. Так что не Вам меня учить, сударь. Готов ответствовать Вам когда и где угодно!

- Хорошо, тогда жду Вас возле пирса ближайшей человеческой гостиницы, ближе к вечеру, чтоб после того, как я Вам отрежу плавники, я смог ещё закусить заблудившимися ныряльщиками.
А-ля герр ком а-ля герр, что человеку отдых, акуле – обед.


Д’Артаньян поклонился разозлённому тигру и помчался дальше. Надо сказать, что Нептун не был благосклонен к молодому Мако в этот день. Следом за Атосом наш герой вначале уткнулся в крупный корпус Портоса, а затем зацепил и Арамиса.

Две последующие перебранки с этими мушкетёрами также закончились вызовами на поединки, после которых Д’Артаньян уже должен был остаться не только без плавников, но и хвоста, и, страшно сказать - даже челюстей.
"Но потерять челюсти – это немыслимо", - подумал бискаец, продолжая погоню за морским дьяволом.

Мако резво рассекал водную гладь, пытаясь догнать таинственный чёрный плащ, парящий впереди. Он уже понял, что в этой даме скрыта большая опасность, поэтому опередить и обезвредить её - значило для Д’Артаньяна и совершить первый желаемый подвиг.

Однако бискаец видел, что Манта преспокойно проплывает по густонаселённым рифам Полинезии, встречая по пути лишь почтительные поклоны и приветствия со стороны всех обитателей. И, о ужас! - опасный скат без каких-либо помех проскальзывает в королевскую резиденцию.

Расставленный вокруг караул из дельфинов, безмятежно пропустив морского дьявола, меж тем неприступно сомкнулся перед Д’Артаньяном.


- Но позвольте, мне срочно надо вслед за этой дамой, - решил было прикинуться невской корюшкой Мако.

- Не положено, вход в покои Её Величества только с разрешения Её Величества, - весело прострекотали дельфины, улыбаясь, можно сказать, до ушей (если бы они у них были).

"Да уж, ну и охрана у нашей Королевы - таким только в аквапарках выступать - ещё и пританцовывают на посту, - подумал Д’Артаньян, - куда мы катимся? Точно, что в царстве слепых и король одноглазый...

Ничего, наведём порядок, каждый будет на своём месте, а эти уж точно – в дельфинарии или в иностранных свитах для эффектного сопровождения".

Собственно, Д’Артаньян не имел ничего против этих весёлых и дружелюбных ребятишек, но нельзя же, право, брать на гослужбу только руководствуясь внешней привлекательностью? А как же профпригодность?


- Тогда позвольте узнать, что это была за дама, которую вы только что пропустили к Королеве? - строго поинтересовался Мако.

- Как? Вы пришли с ней и не знаете, кто она такая? – протрещали дельфины, - чудеса, Вы, наверно приезжий, если не знаете, что это любимая служанка Королевы – Констанция Бонасье.

"Как? Разве я мог ошибиться? Это же была та самая Манта, которая разговаривала с незнакомцем из катера, - Д’Артаньян почувствовал, что вконец запутался. – А эти тоже хороши, любому встречному-поперечному готовы выложить всё.

Ах, Франция, твоя легкомысленность тебя и погубит! Вначале "равенство", потом "братство", а затем и вовсе плавильный котёл всех идей и правил..."

Читать вторую часть романа-пародии

Песня Д’Артаньяна и трёх мушкетёров

Расша- расша- расшаркаемся на своём веку
Мы лишь пред жирной тушкой тюленя иль кита.
Пока- пока- показывая всем спинной плавник
Судьбе не раз шепнём: "Вся жизнь – игра!"

Опять седлают волны глупые сёрфы,
И дайверы, что дети, копаются на дне.
Куда же, не подумав, опять суётесь вы?
Вам мало приключений на земле?

Расша- расша- расшаркаемся на своём веку
Мы лишь пред жирной тушкой тюленя иль кита.
Пока- пока- показывая всем спинной плавник
Судьбе не раз шепнём: "Вся жизнь – игра!"

Нужны людишкам страсти, се ля ви,
Хорроры, кровь и саспенс, и страхи по ночам...
Ужаснее акулы кошмара не найти.
Об этом знают даже, кто Бенчли не читал.

Расша- расша- расшаркаемся на своём веку
Мы лишь пред жирной тушкой тюленя иль кита.
Пока- пока- показывая всем спинной плавник
Судьбе не раз шепнём: "Вся жизнь – игра!"

Поделитесь этой новостью с друзьями:


Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Все тексты этого сайта могут использоваться только с указанием активной индексируемой гиперссылки на источник с данного сайта. По вопросам авторского права просьба обращаться к администратору.