Жанры шаркфиков (КЛИКНИ на любую рубрику и выбери произведение)
Статус произведения «Позывной: Дагон»

Позывной - Дагон: Глава 1. Гостиница и кофр

Гостиница была довольно убогонькой на первый взгляд. Да и на второй, и все последующие. Стена здания щеголяла грязными потеками, стекла на многих окнах второго этажа потрескались или были выбиты. Впрочем, здесь, в Старом Городе, это было в порядке вещей: многочисленные молодежные банды что ни вечер прокатывались на своих ярко размалеванных кабриолетах и мотоциклах по улицам, паля во все стороны из пистолетов и УЗИ. И большинство местных не видели смысла в ежедневной замене окон – больно дорого выходило. К тому же здесь, в солнечной Флориде, можно было обойтись и без стекол, благо климат большую часть года это позволял.

Что касается конкретно гостиницы, то это было двухэтажный старинный дом с колоннами и потрескавшейся резьбой, построенный в колониальном стиле. Второй этаж нависал над первым, опираясь на колонны и давая благословенный тенёк, особенно востребованный в жаркий полдень, характерный для этого времени года. Под такими навесами, на лавочках, в самый раз собираться старичкам-латиносам в соломенных шляпах, с сигарами и текилой, чтобы посплетничать и поиграть в шахматы.

Человек, подошедший к дверям гостиницы, выглядел довольно странно. В сухой и жаркий день он был одет в плотные джинсы, порванные в нескольких местах, армейские шнурованные ботинки и черную кофту с надвинутым на глаза капюшоном. На его плече висел большой серый кофр, а на поясе – кобура с пистолетом. Но самое странное в его облике был кончик длинного крупного носа, высовывавшемся из-под капюшона и двигавшийся вправо-влево, будто принюхиваясь.

Наконец, будто на что-то решившись, человек как-то странно причмокнул и широким шагом двинулся к дверям гостиницы. Войдя в прохладный холл, вымощенный черно-белой плиткой, он в первую очередь огляделся. Рассохшаяся стойка, вентилятор под потолком, пальма в кадке, облезлая голова быка на стене над рабочим местом консьержа – окинув все это взглядом, странный человек сунул руку под капюшон и что-то там поправил, после чего раздалось короткое резкое шипение, похожее на звук открывающейся бутылки с газировкой. Совершив такое странное действие, пришелец повел сутулыми плечами и, облегченно вздохнув полной грудью, приблизился к стойке и откинул капюшон.

Старому Алехандро этот молодчик не понравился сразу. Он был готов к чему угодно: к уголовной шрамированной роже, к имплантам на черепе, к нагловатой ухмылке скользкого «барыги» - в Старом Городе встречи с такими типами были скорее правилом, нежели исключением. Даже киборгизированным фрикам, из-за которых могли нагрянуть уже не люди из Синдиката или местная продажная полиция, а охотники из Сити, старик готов был на пару дней сдать комнату в своей «Аста дель Торо». Но этот…

Его нос был не просто длинный. Он был непропорционально огромный! Широкий, треугольный, он начинался, казалось, от самой макушки и выдавался далеко вперед, больше всего напоминая акулью морду. Впечатление усиливалось скошенной нижней челюстью и широко посаженными круглыми рыбьими глазами. Не водянисто-серыми или голубыми, только похожими на рыбьи, а именно РЫБЬИМИ! Уж рыб бывший рыбак повидал в своей жизни достаточно, чтобы отличать одно от другого.

А значит – перед ним несомненный мутант. Навроде тех несчастных уродцев, что то и дело появлялись на просторах Дикой Земли от границ Калифорнии до подножия стены, огораживающей Майами. Тощие, полубезумные, они были по большей части довольно безобидны. Но этот выглядел странно даже для мутанта!

Мощный разворот плеч, ничуть не скрадываемый чрезвычайной сутулостью пришельца, бычья шея, бледно-серая кожа, осознанный взгляд – этот парень явно не походил на одного из задохликов Дикоземья, детей тех немногих безумцев, что решили остаться на зараженных территориях после Великого Кризиса. Какой-то новый вид? Или это биоимпланты? Незнакомец все меньше нравился Алехандро…

Под капюшоном на шее у странного типа обнаружился необычный прибор: что-то вроде серого матового ошейника или воротника обтекаемых очертаний с небольшими прозрачными контейнерами по бокам. Вот еще новость! Не хватало, чтобы этот тип оказался хакером или еще кем! Сопрет с серверов Синдиката что-нибудь из их кибер-дури и смоется, а след-то, след в Сети будет вести в гостиницу старины Алехандро!

Да полно-те, есть ли вообще у этого шута наличные?!...

Именно такие мысли одолевали хозяина «Аста дель Торо» все то время, что незнакомец шагал от дверей к стойке…

Первое, что Майк всегда делал, войдя в незнакомое помещение – это оглядывался и накрепко запечатывал в памяти расположение всех предметов вокруг. В случае возникновения осложнений неизменно пригождается, несмотря на все кибернетические примочки и «боковую линию». Тем более что последняя на суше работала гораздо слабее, чем в воде.

Кстати, про «линию». Колебания воздуха и звуки из соседней комнаты явно свидетельствовали о присутствии на первом этаже еще как минимум двоих людей и одного некрупного животного. Судя по запаху – кота.

На суше Майк вообще больше полагался на свои собственные навыки, приобретенные еще до Процедуры: сначала во время службы во флотском спецназе, а потом в тренировочном лагере базы «Руслан». Нюх тоже немало выручал – на воздухе он как раз сильно обострялся. В воде же… В воде начинало работать другое...

Почувствовав влажную прохладу, создаваемую кондиционером, он нажал кнопку фильтра на шее, и тут же почувствовал, как жестко обхватывающий кожу воротник циркулятора с шипением разошелся, освобождая шею. Приятный воздух защекотал нос и Майк с облегчением выдохнул через жаберные щели на шее. Полностью снимать циркулятор он не рискнул, чтобы щелей не было видно со стороны, но даже так было гораздо лучше, чем в душном ошейнике, с почти выработавшими ресурс батареями. Лишь после этого он откинул капюшон.

Старик явно не мог определиться, пускать подозрительного гостя в свое заведение или нет. И когда Майк был уже возле стойки, он как раз начал открывать рот: явно для того, чтобы послать пришельца подальше.

- Вот, - опередил его Майк, швыряя на стойку немного потрепанную пачку долларов. – Это за неделю в комнате с кондиционером.

Проглотив так и не произнесенные слова, старый хрыч с ненавистью уставился на лежащие перед ним деньги. Майк почти физически ощущал ожесточенную борьбу жадности с осторожностью в душе хозяина гостиницы: все же для этого клоповника сумма явно немаленькая!

Наконец, что-то угрюмо буркнув, старик цапнул пачку и начал медленно, каждую секунду слюнявя палец, пересчитывать и проверять банкноты. Наконец он закончил и поднял глаза с таким выражением лица, будто надеялся, что незваный гость провалился в Ад. Убедившись, что его надежды тщетны, консьерж снял со щита ключ и велел следовать за собой.

Поднявшись по скрипучей лестнице на второй этаж, они прошли по общему коридору и остановились у комнаты под ржавой табличкой с надписью «209». Сунув Майку ключ от номера, старик споро проковылял по коридору обратно и юркнул на лестницу. Пожав плечами, новоиспеченный постоялец открыл дверь и зашел в свой номер.

Ну… могло быть и хуже. Краска на железной кровати облупилась, но она, по крайней мере, не была продавлена, как фетровое кресло в углу. Обои бугрились вздутиями и даже отошли в паре мест, но в целом номер был для Старого Города недурным.

Кинув кофр на кровать, он приблизился сбоку к окну и осторожно выглянул на улицу.

Залитый солнцем потрескавшийся асфальт тихонько потрескивал от нарастающей жары. Марево жаркого сухого воздуха колебалось над дорогой. Кажется, он весьма вовремя укрылся в гостинице: с отключившимся циркулятором при такой погоде ему бы пришлось несладко.

Так же аккуратно отойдя от окна, он вернулся к кровати и облегченно откинулся на свежие накрахмаленные простыни. По старой привычке, так и не изжитой за почти пятнадцать лет со времени Процедуры, он попытался прикрыть глаза. И как всегда мысленно выругался, вспомнив, что век-то у него больше нет.

Какое-то время он просто с наслаждением вдыхал увлажненный кондиционером воздух, упиваясь мгновениями покоя и относительного комфорта. Наконец его взгляд снова из задумчивого сделался сосредоточенным (хотя, как он подозревал, со стороны на его акулоподобной морде никаких эмоций не отражалось) и Майк рывком встал.

Майк… Мда, пора бы и к этому имени потихоньку привыкать. Михаил Сайтаков, бывший солдат бывшего спецназа черноморского флота, более не существовал. Был только Майкл Дэгонс, гражданин Бразилии и Фолклендских островов английского происхождения, дипломированный «специалист по безопасности», «свободный военный специалист». Так с началом Эпохи Корпораций начали именовать наемников.

Конечно, не было больше ни Российской Конфедерации, ни её Вооруженных Сил, так что беглый «экспериментальный образец», устроивший резню в лаборатории, вряд ли кому-то был интересен. Ну разве что Князьям и им подобным, что навели относительный порядок на той небольшой территории, что осталась от некогда огромной и амбициозной страны. Но их интерес вряд ли касается его «военных преступлений»: им попросту не хочется огласки. Когда власть в целой стране захватывают бывшие «эксперименты», им совершенно не нужно, чтобы весь остальной мир узнал, КТО они и откуда такие взялись. Это он, человек-акула, уродливый мутант, вряд ли сможет кого-то обмануть – рожей не вышел, как говорится! - а вот те же Князья почти неотличимы от людей. «Более совершенная модель боевого антропоморфа» - не хухры-мухры!

Кстати, о Князьях. Пора бы посмотреть, что там, помимо местной валюты, напихали в кофр подчиненные Стива. Бывший сослуживец знал предпочтения приятеля как никто другой. И как никто другой мог понять, что изменилось в этих предпочтениях после Процедуры.

Неуловимо-быстрым, невозможным для обычного человека движением Майк скакнул с перин, оказавшись возле стены у спинки кровати и с размаху хлопнув по одному из вздутий на обоях. Спрятанная там мини-камера, хоть и устаревшей модели начала века, наверняка передавала в наблюдательный центр четкую картинку происходящего в комнате «209». А то, что наемник собирался сейчас делать, неведомым шпикам видеть не полагалось.

Быстро расстегнув кофр, он достал несколько деталей и начал аккуратно, но все же стремительно собирать их меж собой. Майк заставил себя замедлиться до обычной для людей скорости только когда аккуратно активировал и устанавливал на место радиоактивную батарею.

Подгонка деталей, хруст затвора… Оружие готово!

Черная винтовка, внешне похожая на обычный бельгийскую FN-5-100, снятую с вооружения еще в сороковых годах, внутри была напичкана таким количеством самой современной засекреченной электроники и запрещенными в большей части цивилизованного мира деталями, что даже оторопь брала. Обычно монстром называли Майка, но по сравнению с этой машинкой он был просто нежной овечкой.

Как только он взял рукоять в ладонь, в висках на мгновение кольнуло – это его «боковая линия» начала синхронизироваться с кибернетическими системами оружия. Вскоре покалывание распространилось от висков на шею – и вниз, вдоль боков до самых лодыжек.

«Синхронизация завершена» - сообщил электронный голос прямо в голове Майка, когда покалывание спало. «Доброго времени суток, мистер Дэгонс! Угодно ли Вам будет прослушать инструкции по пользованию новейшей штурмовой винтовкой «Серебряный Гарпун» или сначала желаете прослушать сообщение от мистера Саблина?»

- Хм! – только и смог фыркнуть Майкл. Стив превзошел сам себя. Если вскроется, что он спер одну из разработок своей Корпорации для того, чтобы подарить своему дружку-мутанту… Хотя Князья всегда каким-то образом выкручиваются из любых передряг. Особенно Падшие. Особенно Стив.

«Я… эммм… желаю … эммм… прослушать сообщение… эээ… мистера Саблина» - наконец решил просто подумать Майк. К его удивлению, машина его поняла:

«Приказ принят… Начинаю воспроизведение текстового послания».

И не успел Майк ответить, как перед мысленным взором замелькали строчки короткого текста, сразу запечатлявшегося в памяти.

«Привет, Мишань! Как жизнь молодая? Все носишься без определенной цели по белу свету? Ну-ну, твой выбор… Вот тебе небольшой презент от меня и от Михалыча. Машинка – товар штучный, эксклюзивный, разработанный исключительно под тебя. Твой генокод – ключ к активации этой штуки, в чужих руках (даже в моих!) она работать не будет. Все же, как я подозреваю, ты единственный выживший успешный образец скрещивания генома человека и белой акулы. Остальных либо выловили, либо они остались умирать на развалинах базы «Руслан».

Но к делу. «Серебряный Гарпун» имеет три режима. Собственно гарпун, то есть оружие для действий под водой: скорострельность небольшая, бьет наверняка метров на 300-350, но ты в воде и без винтовки прекрасно справляешься. Вон как персонал базы уделал, «Челюсти» отдыхают… Второй режим – снайперская винтовка, для дальних атак. Третий – штурмовая, для наземных операций. Характеристики этих знаешь. Удачи тебе. И если все же надумаешь осесть – дай знать.

P.S.: Михалыч совсем сдал в последнее время. Но по прежнему упрямо цепляется за идею найти эту его полумифическую «Базу Нуперимо». Говорит, будет добиваться от правительства Князей финансирования поисков. Чтобы, как говорится, «раздавить гидру Конфедерации окончательно». Ну-ну, флаг ему в руки…

Ну все, наслаждайся подарком! Ну и, сам понимаешь, болтать о нем не стоит».

Текст прервался и безжизненный голос автомата сообщил, что воспроизведение завершено.

И почти сразу – о «многочисленных недружественных перемещениях в занимаемом здании». Но это сообщение застало Майкла уже в кувырке, бросившем его тело через кровать, подальше от двери. Которая уже через мгновение была буквально сметена автоматной очередью из коридора…

Поделитесь этим шаркфиком с друзьями:


4 комментария

20:27
Хорошо пишете!
Последний абзац забыли отформатировать.
Успехов!
Комментарий удален
Вот вам ссылки на Вселенную, если интересует: www.proza.ru/2013/09/18/774, www.proza.ru/2010/05/16/735
А вот теперь все нормально отформатировалось…
Загрузка...
Лагуна акул (ex Akulizm.ru) © 2010-2016
Все материалы этого сайта могут использоваться только с указанием активной гиперссылки на данный сайт.