Жанры шаркфиков (КЛИКНИ на любую рубрику и выбери произведение)
Статус произведения «Дети океанских глубин»
Необходимы деньги на главу №6.
Цена вопроса - 100 рублей. Помочь автору!

ДОГ: Глава 3 - Океанские просторы Атлантики

Глава 3. Океанские просторы Атлантики

 

3.1 Первое знакомство с океаном

 

Агафон не стал задерживаться в бухте на Меганоме. Единственное, что он сделал перед отбытием, опять пробрался в корабль и настроил свой кристалл на его систему, чтобы пользоваться навигационными картами и другой нужной ему информацией. Всё время до встречи с Родникой он решил потратить на изучение и обследование новой территории.

Будь Агафон простой акулой без рук, то его жизнь бы давно оборвалась, и он так бы и не добрался до океана. Дело в том, что ещё в морях, а так же в прибрежной океанической зоне, которые он проплывал, иногда Агафон встречал рыбопромысловые суда. Если бы не его способности – умения распознавать преграды на пути (что-то типо эхолокации), то сколько бы раз он попадал в траульные сети, если не обходил стороной эти корабли. Хотя поначалу, когда он пересекал Чёрное, Мраморное и Эгейское моря, Агафон не раз попадал в сети, т.к. поздно их распознавал, проплывая на большой скорости. Он не умел резко тормозить (одна из отрицательных черт, доставшаяся ему от предков акул). Вот тогда его и выручал кинжал, который он как-то нашёл во время кладоискания, и теперь постоянно носил при себе, прикреплённым к руке, вернее он находился в кожаном нарукавнике, надетом на руку.

Его получеловеческая форма в этом смысле хорошо его выручала. А вот акулья сущность помогала ему общаться с хищниками и избегать смерти уже от их зубов. А встречал он и белую и тигровую акул, находясь ещё в Средиземном море. Так вот, Агафон просто присоединялся к тем стабильным группам, которых встречал, в состав которых входило от 2 до 6 особей. По отношению друг к другу они вели себя довольно мирно. Социальная структура в группе напоминала волчью стаю, где каждый член стаи имеет установленный статус, в группе был и альфа-лидер. Будучи в одной группе, Агафон как-то встретил ещё одну. При встрече члены разных групп акул определяли социальный ранг, не прибегая к насилию. Вот и Агафона никто не трогал не только в своей группе, но и во встреченной лишь потому, что быстро выявили в нём альфу по своим, неизвестным человеку, каналам внутренней связи.

Перед отъездом Родника затронула в разговоре подобную тему с Агафоном. Её беспокоило: «А не сожрут ли его акулы, пока он будет добираться до Атлантики?» Это в Чёрном море они не представляют угрозу. Катраны не нападают на людей, а вот в Средиземном море и тем более в океане живут настоящие хищники среди акул.

Родника серьёзно изучала в своё время эту тему и знала, что, несмотря на то, что, например, белые акулы практически никогда не вступают в схватку друг с другом, но этому виду не чужд каннибализм. Крупные особи могут вести себя агрессивно к сородичам, особенно по отношению к мелким. Родника читала об одном таком случае, когда у берегов Австралии была обнаружена белая акула длиной почти 3 метра, которая практически была перекушена напополам своей 5-тиметровой соплеменницей.

Родника переживала за Агафона и засыпала его примерами, о которых когда-то прочитала. Что для небольших белых акул могут представлять опасность не только более крупные соплеменники, но и косатки. Взрослые белые акулы стоят на вершине пищевой пирамиды и считается, что что у них нет естественных врагов. Однако у Фаралловых островов группа наблюдателей за китами стала свидетелем охоты косатки длиной около 5 м на взрослую белую акулу длинной 3,5 м, которую она в итоге убила. Косатка перевернула белую акулу на спину, вызвав тоническую неподвижность, и держала её таким образом в течение пятнадцати минут, в итоге утопив.

Агафон же только ухмылялся после таких рассказов и заверял, что ему ничего не угрожает. Говорил, что у него уникальные способности по распознаванию опасности, что он чует приближение к нему объекта на расстоянии 500 м. Родника приводила ему в таком случае другой пример. Считается, что акулы бояться дельфинов и не нападают на них. Но на самом деле на дельфинов (а так же на морских свиней), например, всё те же белые акулы нападают, просто реже. Близкие встречи дельфинов и крупных акул, естественно, часто кончаются уходом дельфинов прочь. Но может же быть и по-другому. И нападают акулы снизу, сзади или сверху, чтобы дельфины не могли засечь их с помощью эхолокации. Вот тогда дельфин становиться пищей для акулы.

И на этот пример Агафон реагировал так же спокойно, уверенный в своей неуязвимости. Он утверждал: «Чего-чего, а уж от акул её (Родники) мира ему ничего серьёзного не угрожает. С ними он справиться без особых усилий».

И вот сейчас Агафон рвался в океан, зов крови не давал ему покоя. Ему не терпелось отплыть подальше от берегов и погрузиться в глубины, где на сотни миль вокруг нет людей (дайвингистов, рыбаков), т.к. ему казалось, что все близлежащие моря и побережье океана просто кишат ими. Они повсюду. Невозможно нигде уединиться от них, вспышки фотоаппаратов мелькают с регулярной периодичностью. С аквалангами они забираются во все мыслимые и немыслимые места.

Родника рассказывала Агафону, что сейчас это стало повсеместным увлечением народа. Люди создают даже искусственные рифы из бетонных блоков или гор автомобильных покрышек, что на суше называлось бы свалкой. Все это рано или поздно покрывается ковром анемонов и морских звезд, заселяется рыбами и крабами. Сюда люди погружаются, чтобы встретить сказочно красивых маленьких рыбок, величественные кораллы, как в фильмах.

А ещё создают подводные парки, стаскивая затонувшие баржи и лодки, а так же целенаправленно затапливают корабли. Сейчас в проржавевших остовах барж, покрытых ковром из анемонов, нашли себе приют крабы, креветки, морские звезды, осьминоги, рыбы и множество других созданий. Кроме свалок, внимания людей заслуживают подводные обрывы и нагромождения валунов, потому что там можно найти главную знаменитость океана гигантского осьминога и даже поздороваться с морским чудищем, безбоязненно позволив ему обвить свою руку щупальцем.

Некоторые аквалангисты любят кормить морских обитателей, особенно морских угрей. Морской угорь это большая страшная рыба, которая обычно сидит в подводных пещерах, выставив только зубастую пасть. Но там, где ныряльщиков много, морские угри быстро приучаются выплывать из нор и брать из рук водолазов подношения куски рыбы или морских ежей.

В общем, можно сказать, что для взрослых дядечек и тётечек дайвингистов погружение под воду ассоциируется с походами детишек в зоопарк. Просто дети вырастают и вырастают их потребности. И как ни удивителен подводный мир, но разветвлённый бизнес, который процветает сейчас вокруг скуб-дайвинга, явление не менее удивительное, потому что именно он сделал прогулки по океанскому дну такими комфортными и безопасными. Сегодня современное снаряжение, великолепно поставленное обучение и развитый сервис, открыли доступ в подводный мир тем, кто раньше и помыслить об этом не мог. Можно договориться, чтобы под водой неопытного дайвингиста сопровождал дайв-мастер опытный аквалангист, который будет развлекать, а заодно и оберегать от всех опасностей. А если дайвингист, напротив, охотник до приключений, то к его услугам мощные океанские течения, ныряния на затонувшие корабли и ночные погружения.

Поэтому всего за 2,5 дня Агафон добрался до Атлантики. Только однажды останавливался для отдыха и короткого сна, а в основном отдыхал в пути, просто снизив скорость движения.

Агафон так спешил, что нетерпение его окупилось со сторицей. Он ликовал. Его душа пела. Пела, как пел и океан. Среди людей бытует мнение, что океан безмолвен. Возможно, так думают из-за того, что большинство его обитателей – это всевозможные виды рыб, которые безмолвствуют. Не зря же говорится в поговорке: «Нем, как рыба».

На самом же деле океанские воды наполнены множеством всевозможных звуков, которые сливаются в настоящую какофонию. Это настоящая мистерия океанских глубин. Здесь можно услышать звуки самой различной частоты. Некоторые – человеческое ухо едва улавливает, другие шумы слышны отчетливо, но их тон человеку совершенно не знаком. Но большинство звуков человек не может вовсе уловить.

Агафон же слышал все звуки океана. Звуки, похожие на ворчание – из-за вулканической активности. Землетрясение под водой было похоже на раскаты грома. На птичьи трели похожи разговоры горбатых китов. Голубые киты посылали друг другу звенящие послания. Также встречались звуки, словно рожденные трущимися друг о друга огромными поверхностями. Трение огромных ледяных пластов породило подобные звуки. Агафон слышал и эти звуки, хотя их источник и находится в тысячах километрах от Агафона, где-то в районе Антарктиды.

А ещё одним удивительным явлением в океане было то, что если даже поверхность воды и выглядит совершенно гладкой, спокойной, то это совсем не значит, что и во внутренних слоях все спокойно. На самом деле там могут «бушевать» настоящие штормы из внутренних волн. Пусть они и очень медленные, и их периоды составляют десятки минут и часы, но амплитуды могут достигать сотен метров.

Но самым интересным и забавным для Агафона стало играть в догонялки и плыть наперегонки с самыми быстроходными обитателями Атлантики – с рыбой-меч и марлином. Родника когда-то рассказывала Агафону, что они являются самыми быстрыми рыбами в океане, достигая скорости до 130 км/ч рывками. И естественно, Агафон их всегда перегонял или плыл быстрее, чтобы его не догнали. Так он установил ещё один рекорд для себя, что говорило о том, что он может двигаться и со скоростью больше 130 км/ч, но, вероятно, не на большие расстояния и не долгие промежутки времени, а если надо будет от кого-нибудь быстро уплывать, или догнать кого-нибудь. Своих максимальных пределов по скорости он пока не мог не определить, не измерить.

Агафон был покорён Атлантическим океаном и его просторами. Как-то ему Родника рассказывала о том, что находится под толщью воды Атлантики. Что дно Атлантики поделено вдоль на две части Срединно-Атлантическим хребтом. Он в точности повторяет очертания огромного водоёма и тянется широкой извилистой гористой цепью: с севера (от хребта Рейкьянеса в Исландии), до Африканско-Антарктического хребта на юге (о. Буве), заходя за границу распространения арктических льдов.

Справа и слева от хребта разбросаны котловины, желоба, разломы, небольшие хребты, которые делают рельеф океанического дна очень сложным и запутанным. Береговая линия (особенно в северных широтах) сильно изрезана небольшими заливами, имеет обширные акватории, которые глубоко вдаются в сушу и образуют моря. Неотъемлемой частью являются и многочисленные проливы в прибрежной зоне материков, а также проливы и каналы, соединяющие Атлантику с другим океаном – Тихим.

Родника в рассказах так же, как Агафон наяву сейчас, восхищалась океаном с его хребтами, долинами, расщелинами и пещерами, которые подобным образом существовали и на суше. Она спускалась и с аквалангом (на 30 м) и в батискафе (до 1 000 м) на дно океана (конечно не так глубоко, как это мог себе позволить Агафон, который свободно плавал на глубине до 4 000 м) и видела его тоже воочию таким, каким он предстал сейчас перед Агафоном.

Эти места, как для Родники из рассказов, так и для Агафона сейчас, казались самыми удалёнными и изолированными на свете. И пусть Агафон сейчас был здесь один, пусть он не слышал сейчас мыслей его самочки, но в его голове постоянно возникал голос Родники, которая когда-то ему рассказывала об ощущениях о своём погружении. И ему казалось, что она рядом, что разделяет его мысли и ощущения от его погружения.

Родника рассказывала, что здесь (в океане) складывается такое ощущение, что в один день ты побывал на другой планете и вернулся обратно. Что с началом погружения там, под водой, куда уже не проникают посторонние взгляды, с тобой происходит чудесное превращение. Даже в холодной,  хмурой и неприветливой воде подводный мир оказывается прекрасен и удивителен.

На секунду ты зависаешь неподвижно, чтобы привыкнуть к новому миру и затем скользишь в зелёный сумрак. Ты не ощущаю груз своего тела, оно послушно самому малейшему усилию, и принимает самые неожиданные положения, возможные лишь в невесомости. Конечно, когда ты уже поднимаешься на поверхность и  начинаешь неуклюже карабкаться по лестнице к лодке, земное притяжение снова мстительно обрушивает на тебя всю тяжесть снаряжения. Но это уже не важно. Потому что воспоминание о свободном полете по краю зелёной бездны в колдовском безмолвии подводного мира переполняет тебя ощущением безграничного счастья, которое будет трепетать и светиться внутри тебя ещё несколько дней, пока не померкнет в повседневной рутине.

Сейчас, проплывая в глубине океана и вспоминая эти слова, Агафон радовался (по своему, выражая своё довольство), что Родника разделяет его мысли, помыслы и стремления. Пусть она и оказалась существом с другой планеты, человеком, но в глубине, в душе они очень похожи и близки. Он радовался, что он выбрал именно её и хочет сделать своей самкой и парой.

Вот только для Агафона здесь было на много всё роднее, ближе, ведь это была его стихия, его дом. Да и ощущения были такими, как после долгого отсутствия ты вернулся домой и видишь привычные тебе вещи, трогаешь руками, и на тебя нахлынули вдруг такие чувства безграничного счастья, которые не возможно описать и тем более передать словами.

Именно в таком состоянии сейчас находился Агафон, когда проплывал вдоль Средне-Атлантического хребта (вдоль его восточной части) на юг. Хотя, было бы правильнее называть это горное соору­жение не хребтом, а горной страной или нагорьем, так как оно состояло из отдельных хребтов, горных массивов, продольных ложбин и понижений. Глубина здесь колебалась от 1800 до 3400 м.

Но перед тем, как двинуться вдоль хребта, Агафон вначале обследовал территорию, прилегающую к Канарским островам. Он хотел знать все опасности, таящиеся в водах, чтобы не волноваться за Роднику, когда она прилетит сюда, хотя она и говорила, что эти места безопасны для ныряльщиков.

По её рассказам, он знал, что самой беспокойной частью Атлантики считается северная тропическая зона, вдоль Антильских островов. Самое тёплое в мире течение Гольфстрим находится именно в водах северной тропической части Атлантического океана. А в дельте этого течения самая ненастная погода. Самое спокойное место в Атлантическом океане (абсолютно отсутствуют циклоны)  Южная тропическая зона. Здесь же самая богатая подводная жизнь. Удивительно, что активность морской флоры и фауны проявляется в холодных течениях, а не в тёплых.

А вот что касается востока (где и будет отдыхать Родника), то здесь – холодное Канарское течение, поэтому кораллов здесь нет. Для этих мест характерна постоянная туманность, из-за близости пустыни Сахара. Однако район Канарских островов изобилует рыбой. И в частности остров Фуэртевентура (конкретное место будущего пребывания Родники) – рай для любителей дайвинга. Кристально чистая вода, незначительные температурные колебания в течение года – идеальные условия для поддержания морской экосистемы вокруг острова. У берегов острова Фуэртевентура любители дайвинга могут найти как песчаные, неглубокие места для погружений, так и вулканические образования, изобилующие морской жизнью.

Фуэртевентура возник из глубин Атлантического океана как удивительная пустошь, окаймленная огромными фантастическими дюнами, созданными ветрами, приносящими сюда песок из Сахары. Белые песчаные пляжи, лазурные волны и вулканический ландшафт – главная часть достопримечательностей этого острова. Но всё же славиться этот остров именно пляжами, дикими и с белым или жёлтым песком, в то время как большинство пляжей Канарских островов покрыты чёрным вулканическим песком..

Родника говорила Агафону, что по пляжам Фуэртевентуры можно пройти много километров, не встретив ни одного человека. Сюда приезжают те, кому нравиться уединение. Здесь много нудистов. Но Агафона больше волновало не то, что на поверхности острова, а то, что вокруг него.

Родника рассказывала Агафону, что эти места она выбрала не случайно, а именно из-за их безопасности. Что хоть в Атлантическом океане и живёт большое количество акул, составляя несколько десятков разных видов, и некоторые из них встречаются и возле Канарских островов, но конкретно в морских водах возле островов можно увидеть только 3 вида акул. Обитают здесь: катран, китовая, акула-ангел, которых не стоит бояться.

Так китовая акула – одна из наиболее крупных акул в мире среди своих сородичей. Но вопреки этому она не составляет никакой опасности для человека. Организм акулы, ее пищеварительный тракт устроены так, что могут питаться и переваривать только мелкий планктон. Зубы морского обитателя также не предназначены для другой еды.

Наиболее распространенным видом акул в водах возле Канарских островов являются катраны (пятнистая колючая акула). Иногда пятнистую колючую акулу местные жители называют морской собакой. Что и следует из названия акулы, катран имеет пятнистую окраску серо-коричневого цвета, а на плавниках расположены колючки, которыми рыба способна нанести серьезные увечья и повреждения другим обитателям моря и человеку. В колючках-шипах содержится ядовитое вещество, таким образом при атаке или защите пятнистая колючая акула не только повреждает противника, но и может отравить ядом своих колючек.

Длина катрана составляет полтора метра, а рацион состоит из мелкой рыбы. Катран достигает в длину не более 1,5 метра, а его вес составляет от 10 до 15 кг. Именно поэтому для человека они опасности не представляют. Катранов, в отличие от других видов, можно употреблять в пищу. Поэтому многие считают за счастье поймать акулу на рыбалке, такое развлечение могут попробовать и туристы. Многие местные рестораны предлагают это интересное лакомство отдыхающим.

Морские ангелы практически никогда не подплывают к берегу, живут в основном около дна. Они питаются морскими беспозвоночными и мелкой рыбой, размеры составляют около 2,4 метра. Для человека морской ангел не несёт никакой опасности.

Известно, что ночью акулы держатся у поверхности воды, а днём залегают почти на дне и ближе к берегу. Наиболее опасные акулы, такие как белая и молотообразная на Канарах не встречаются. А поскольку в прибрежной зоне вода прохладнее, чем везде, то все акулы практически не приближаются к берегу. На Канарских островах не было зафиксировано ни единого случая нападения акулы на человека.

Рассказывая обо всём этом Агафону, Родника не отрицала возможности нападения даже от этих, безопасных на первый взгляд, акул. Хоть эти виды акул не представляют угрозы для людей по причине своей природной осторожности и недостаточно крупных размеров, но человек, увидев в море акулу, может испугаться и совершить неверное действие, провоцируя хищное животное на защиту себя или своей территории. Он может создать, тем самым, опасную ситуацию, в которой может сам же и пострадать. Чаще всего с акулой можно встретиться во время подводной охоты или дайвинга. известно немало случаев, когда испуганный аквалангист начинает делать резкие движения, в результате которых повреждаются трубки акваланга. Сами акулы никогда не нападут первыми на человека, так как люди не являются пищевым объектом этих акул. По этой причине дайвинг на Канарах гораздо безопаснее, чем в том же Средиземном или в Красном морях.

Родника говорила Агафону, что одним из наиболее распространенных факторов нападение акул на людей даже в безопасных местах является их чрезмерное любопытство, свойственное всем хищникам. Например, коты принюхиваются и трогают неизвестный предмет лапой, а акула его кусает. А ещё ихтиологи утверждают, что акулы людоеды чаще нападают на мужчин, чем на женщин. Согласно их теории, мужчины вырабатывают в несколько раз больше гормонов стресса (страха), чем женщины, а хищниц в море именно это и привлекает. По утверждению учёных и одетый человек, попав в воду, привлечет значительно меньшее внимания акул, чем раздетый.

Агафона радовало, что Родника с осторожностью относиться к подводному миру и его обитателям, что она не безрассудна, что бдит о своей безопасности. Она прекрасно знает о правилах поведения на воде. Даже приводила их, утверждая, что если человек не хочет столкнуться с акулой во время дайвинга, подводной охоты, купания или пляжного отдыха, так как в девяти случаях из десяти при нападении акулы виноват сам человек, то не стоит нарушать, как минимум, одно из нижеследующих правил:

- Опасно купаться в море со свежими царапинами на теле и другими незажившими ранами. Дамам в критические дни заходить в воду также небезопасно. Кровь, попавшая в воду, привлечёт акулу, даже если она находится на большом расстоянии от пляжа.

- Не рекомендуется купаться вечером, ночью и ранним утром, т.к. это время, когда хищники проявляют максимум активности.

- Не рекомендуется совершать заплывы в мутной воде, потому что плохая видимость для человека является наиболее подходящей для акульей охоты.

- Купальный костюм лучше выбрать спокойного, тёмного цвета, без контрастных оттенков светлой палитры или ярких расцветок. Блестящие украшения также не следует надевать перед тем, как идти на пляж, т.к. акулы, обладающие слабым зрением, остро реагируют на блестящие предметы, как на источники света в воде.

- Не стоит подолгу находиться в воде, чтобы морской хищник не принял человека за морского обитателя, например, за морскую черепаху, которой любят полакомиться акулы.

- Необходимо быть внимательным на мелководье, т.к. некоторые из опасных хищников могут атаковать даже у самого берега.

- Совершать заплывы рекомендуется только в компании, т.к. по данным статистики, жертва акулы это купальщик-одиночка.

- Выбирая место для купания, следует избегать тех мест, которые облюбовали рыбаки, так как запах свежей рыбы может привлечь небольшую стаю акул.

- Во время подводных погружений ни в коем случае нельзя прикармливать акул, т.к. хищники, которые в рамках развлекательной программы получили угощение из рук человека сегодня, завтра приплывут на территорию пляжа в ожидании очередной порции.

- Не нужно поднимать шум во время купания и не делайте очень резких движений в воде, т.к. это может привлечь внимание хищника.

Родника рассказывала Агафону, что подтвержденных фактов про нападение акул в районе Канарских островов на человека нет, но по рассказам рыбаков столкновений с катраном (пятнистой колючей акулой) было много и самых невероятных. Это и нападения катрана на дайверов, которые решили поиграть с безобидной на первый взгляд акулой и подергать её за хвост. И укусы рыбаков, которые не соблюдали правила осторожности при выуживании хищника. Также были случаи, когда отдыхающие случайно наступали на акулу, отдыхавшую на дне, что незамедлительно провоцировало нападение катрана на своего обидчика. Однако стоит заметить, что несмотря на мощные челюсти и острейшие зубы, полученные травмы в результате атак катранов на людей были, в большинстве случаев, незначительными.

Однако однозначно отбрасывать опасность катрана всё же не стоит: у него на плавнике есть острый шип, который вызывает болезненные ощущения и может спровоцировать воспаление ранки. Хоть для катранов и акул ангелов это не свойственно, но иногда они заплывают на мелководье, и на них можно просто наступить. В таком случае рыба может с перепугу пустить в ход и зубы. Но такие случаи были зафиксированы только всего пару раз.

Агафон, обплыв остров Фуэрвентура несколько раз, убедился, что всё обстоит именно так, как и утверждала Родника, что здесь относительно безопасная часть Атлантики. После этого он направился покорять глубины Атлантики дальше.

3.2 Обследование океанских глубин

 

Агафон, продвигаясь вдоль восточной части Срединно-Атлантического хребта, пересёк экватор и добрался до Разлома Романш. Это – глубокого проход в Срединно-Атлантическом хребте, глубина которого составляет 4500-5000 м. Агафон даже погружался в самое глубокое место разлома – впадину Вима на глубину 7850 м. Чтобы погрузиться на такую глубину он прибегал к помощи своего кристалла и своим необычным способностям.

Кстати, здесь Агафон чуть из-за своего любопытства не стал пищей для какого-то огромного ящероподобного существа. Родника как-то рассказывала Агафону, что в океане (правда в Тихом, в районе Марианской впадины) были случаи столкновения с ящероподобными монстрами, но у Агафона это информация совсем вылетела из головы. И сейчас Агафона спасла только его реакция и скорость, но отметины на теле от зубов подводного хищника у него появились. Повезло ему и в том, что Агафону от его акульей сущности достался в наследство прекрасный метаболизм, характеризующийся ускоренным процессом заживления ран (но только когда он находиться в животной ипостаси). Его раны мгновенно покрыла слизь, затем началась регенерация кожного покрова и чешуи, которая через три дня уже полностью закрыла поврежденный участок. Причём антитела, вырабатываемые организмом в широком спектре, обеспечивают не только быстрое исцеление от ран, но и защищают их от всевозможных инфекционных болезней.

А ещё от его акульей сущности Агафону досталось в наследство отсутствие болевых импульсов. Его организм вырабатывает обезболивающее средство, которое блокирует все болевые ощущения, поэтому и встреча с глубинным хищником прошло можно сказать без особых увечий и болей.

 После этого случая Агафон больше не совался на глубины, уважая право на территорию того, кто здесь обитает. Причём, он ещё стал анализировать рассказы Родники про океан, вытягивая из них ту информацию, в которой содержались моменты, связанные с опасностями или неприятностями, которые могли его здесь ещё поджидать.

Например, это опасные зоны на участках хребта, пересекаемые как раз-таки разломами, к которым ещё приурочены эпицентры землетрясений. С ними связаны и активные проявления вулканизма. Но и полностью избегать этих зон Агафон не был намерен, т.к.  при вытекании донной воды из разломов в котловины во многих местах образовывались водопады, проплыть мимо которых Агафон не мог. Это было потрясающе, находясь в воде, нырнуть в водопад. Непередаваемые ощущения. Поэтому Агафон просто стал вести себя более осторожнее и сдержаннее, когда первый накал страстей от пребывания в океане немного угас.

Вот уже неделю Агафон исследовал океан и попутно вспоминал, как Родника как-то говорила ему, что люди исследуют океан с древнейших времен и всё же знают о нём невероятно мало. Он гораздо более населён разнообразными видами животных, нежели суша. Он настолько громаден, что всем рекам мира необходимо было бы непрерывно течь 10 000 лет, чтобы его наполнить. Океан настолько глубок, что в его водах могли бы скрыться все и даже самые высокие хребты и вершины нашей планеты, ну кроме что, как самой высокой горы Эверест (Джомолунгма) при высоте в 8848 м. Т.к. самая низкая точка океана это Северо-Американская котловина (возле Пуэрто-Рико) глубиной всего 8742 м.

Агафон тоже пытался найти в океане ещё кого-то помимо давно известных видов обитающих здесь, несмотря на то, что Родника ему и рассказывала, что у земных учёных по этому поводу есть сомнения, ведь дневной свет почти не проникает дальше 200 м, а ниже 1000 м в океане царит вечный мрак. А в самых глубоких точках океана вообще поверхность представляет собой бесплодное место, напоминающее пустыню.

Конечно, там не совсем нет жизни. Было выяснено, что в этих «адских глубинах», даже намного ниже 6000-метровой отметки, существуют огромные колонии живых организмов.

Как-то Родника приводила Агафону пример того, что один экспедиционный корабль поднял со дна (правда в Тихом океане) древнюю драгу, находившуюся на глубине 10 190 м. На ней было обнаружено множество живых существ, таких, как голотурии, двустворчатые раковины и морские анемоны. На такой большой глубине опущенные с судна поплавки из стекла превратились под воздействием давления в мелкий порошок, а морские существа приспособились к нему и могут обитать на столь большой глубине.

На Земле встречаются виды, способные обитать на глубине 10 000 м и больше. Только вот человек сам погрузиться на такую глубину (даже с аквалангом) пока не может, не говоря уже о том, чтобы там жить.

Несмотря на то, что людям удалось опуститься (на батискафе)в Марианскую впадину самое глубокое место на планете, они всё равно практически ничего не знают о живущих на самом дне океана организмах. Люди испытывали настоящий суеверный страх перед океаном. В представлении древних людей вода всегда таила в себе опасность, поэтому в мифах встречают столько гигантских существ, обитающих в воде. Моряки часто рассказывали невероятные, окутанные мистическим ужасом истории о морских чудовищах, затаскивающих под водную гладь целые корабли.

Так больше всего таких историй было связано с Саргасовым морем, про которое Родника рассказывала Агафону с особым увлечением. Она говорила, что Саргассово море не похоже ни на одно море на планете, да и с точки зрения географии этот участок океана морем назвать нельзя. У него нет чётких границ. Дело в том, что остальные моря ограничены континентами. Здесь же границы моря определяют океанические течения, которые непостоянны. На севере Северо-Атлантическое, на юге Северное Пассатное, на запа­де Гольфстрим, на востоке Канарское. Тем не менее, этот район Атлантического океана настолько уникален по многим свойствам, что учёные его обособили и называют морем.

Вот уже много столетий, как Саргассово море вызы­вает у мореплавателей жуткий трепет. Существует много легенд о том, как корабли запутывались в его водорослях и гибли, а рождённый течениями водово­рот уносил моряков на дно морское. Таинственные штили, загадочные туманы, густые водоросли не дают покоя людскому воображению. Самые ранние исто­рии относятся еще к V в. до н. э.

Впрочем, парусники прошлых веков действительно застревали в Саргассовом море. Но не из-за водорослей, а из-за вечных штилей. Стоять приходилось порой бесконечно долго. Нередко на кораблях заканчивались съестные припасы и питьевая вода. Лошади, которых перевозили суда, обезумев от жажды, бросались за борт и тонули.

В Саргассовом море находили много покинутых судов, и из-за этого оно пользуется печальной славой кладбища кораблей. Благодаря некоторым романистам, центральные районы Саргассова моря приобрели известность как фантастическое царство, где друг на друге громоздятся некогда затонувшие, битком набитые сокровищами суда, многие из которых пролежали там уже сотни лет, а обитатели этого удивительного царства, занесённые сюда неумолимыми морскими течениями, равнодушны к сокровищам, бесполезным для них.

То, что посреди океана находится огромное скопление водорослей, по-своему феноменально, но объяснимо. Правда, первое время учёные считали, что водоросли были занесены сюда течением от ближайших берегов, но оказалось, что они единственные в своем роде и произрастают только здесь. Совершенно неверным было и представление о том, будто бы водоросли на поверхности моря настолько густы, что могли бы помешать движению корабля. Гладь Саргассова моря напоминает скорее поверхность пруда осенью, когда на ней то тут, то там можно видеть плавающий лист или сломанную ветку. Но в этот оазис неподвижной воды заносит всевозможный мусор, попадающий в море с суши и с проплывающих кораблей. И всё, что в него попадает, задерживается там надолго. Здесь действительно можно иногда увидеть деревянные обломки старых судов, но утверждение о том, что здесь сбились в огромную кучу остовы всех кораблей, потерпевших крушение в Атлантике за последние два-три столетия, абсолютно ложно.

Причина того, что из Саргассова моря нельзя выбраться, считается, кроется в неподвижности вод. На самом же деле воды в Саргассовом море пребывают в постоянном движении. С разных сторон их подталкивают разные течения, поэтому Саргассово море вращается по часо­вой стрелке. И «условное море» получило-то имя собственное из-за того, что здесь и накопились миллионы тонн водорослей в центре огромного водоворота, который медленно вращается благодаря тёплым течениям.

Именно этот водоворот порождает более мелкие водовороты, которые с силой ужасающей «центрифуги» могут затянуть в бездну не только маленькие суда, но и океанские танкеры водоизмещением в 20 тысяч тонн. Эти водовороты порождают и в воздухе минициклоны, а те в свою очередь засасывают и посылают на дно пролетающие поблизости на небольшой высоте самолёты.

Вот и получается, что границы моря – это территория, ограниченная водорослями. Кстати, и своё название море получило именно благодаря этим водорослям. Название произошло от сорта мелкого винограда (по-испански называется sargazo).Когда корабли Колумба пробирались через воды моря, моряки обратили внимание на ягодки, которыми были увешаны ветви водорослей, очень напоминающие дикие виноградные гроздья. От этого и произошло название водорослей, а затем и самого моря.

К слову сказать, «ягодки» водорослей не являются плодами, т.к. у саргассов вообще нет плодов, поскольку они размножаются спорами. Это – специфические поплавки, наполненные воздухом и удерживающие растение на плаву.

Частые в районе Карибского бассейна и Мексиканского залива ураганы вырывают саргассы и уносят их ветрами в океан, где они подхватываются течениями и собираются в водовороте акватории Саргассового моря в огромных количествах. Запасы плавучих водорослей в Саргассовом море оцениваются примерно в 10 млн. тонн. Плавучие скопления саргассов образуют огромные массивы плотностью до 1-2 т/кв.км, а поверхность моря местами напоминает большой оливково-зеленый луг.

Саргассы стали своеобразным плавучим домом для многих живых организмов. Даже простейшие фитоводоросли поселяются на длинных (до 2 м) желто-коричневых листьях. На плавучих ветвях саргассов поселяются трубочники, плесенеобразные бриозои, крохотные рачки и крабики, креветки, морские иглы, коньки и другая водная живность. В огромных скоплениях водорослей находят корм медузы, сифонофоры, актинии, мшанки, летучие рыбы, стайные рыбы и даже более крупные обитатели океана. Многочисленные в этих водах корифены (рыбы отряда окунеобразных, достигающие в длину 2 м). Эти хищники охотятся, преимущественно, за летучими рыбами, которые спасаются от них своей уникальной способностью пролетать над водой приличные расстояния.

Интересно, что почти все обитатели саргассового сообщества имеют форму тела и расцветку, прекрасно скрывающую их среди водорослей. Форма тела, как правило, напоминает листики и веточки, а окраска тела – желто-бурых оттенков с темными пятнами, отлично маскирующая животных в плавучих саргассах.

Ещё одной особенностью Саргассова моря, отличающей  его от остальных,  является его уровень. Он на 1- 2 метра выше окружающего его океана. Это связано с тем, что океанические воды нагоняются в море со всех сторон течениями, а его собственные воды вначале опускаются на глубину, а уже потом идет их отток в окружающий океан. Т.е. течения действуют как своеобразные водоразделы или плотины, не позволяя поверхностным водам Саргассова моря смешиваться с более холодными водами Северной Атлантики. К тому же Саргассово море не имеет выходящих из него холодных течений. Отсюда два важных следствия: его воды теплее окружающих. Мало того, эти теплые воды проникают на значительную глубину, глубже, чем это обычно бывает в океане. На глубине 800-1000 м температура воды равна +10° С, тогда как в других районах океана на такой же глубине температура составляет всего +5° С.

А во-вторых, воды Саргассова моря обладают весьма низкой продуктивностью. То, что в этом море сосредоточена огромная масса водорослей, еще не свидетельствует в пользу биологического богатства его вод. В них мало питательных веществ, поэтому нет и обильного планктона. Тёмно-синие воды этого моря являются типичной океанической пустыней. Оно отличается слабостью течений, малым количеством осадков, сильными испарениями, незначительными ветрами, тёплой и очень соленой водой, бедной кислородом и, как следствие всего перечисленного, слабым перемешиванием различных её слоев. Все это создает теплую биологическую пустыню, почти лишенную планктона, который служит главным кормом для рыб.

Но всё же, хоть и принято Саргассово море называть биологической пустыней, но это утвержде­ние не совсем верно. Саргассово море населяют невероятные созда­ния, словно сошедшие со страниц фантастического романа. Например, это саргассовый морской клоун, рыба из семейства клоуновых, он имеет плавники, на­поминающие руки, которыми присасывается к водо­рослям. Его тело похоже на веточку саргасса, а добычу он приманивает особой «удочкой» – выростом над головой. Движения кончика этой «удочки» напоминают извивающегося червя, чем и привлекают потенциальную добычу.

Кроме участков, густо покрытых морски­ми водорослями, в Саргасовом море также есть много участков с чистой водой. Несмотря на большую удаленность от берегов, в Саргассовом море можно встретить и акул. Конечно, здесь не увидишь представителей донных и прибрежных видов, однако среди таких океанических путешественниц можно отметить синюю акулу, мако, длинноплавниковую океаническую, шелковую, суповую. Вполне возможно, что в мрачных глубинах этого моря обитают и другие, доселе неизвестные науке виды хрящевых хищниц. Как и во всём Мировом океане, бездна здесь хранит ещё немало тайн.

Вот поэтому и Атлантический океан часто называют «великим неизвестным», т.к. он надежно хранит свои тайны и с трудом с ними расстаётся. В одной из своих мысленных бесед Родника как-то рассказывала Агафону об исследованиях, проводимых в океане человеком. Т.к. чем более грандиозен объект природы, с которым люди сталкиваются, чем менее он исследован, тем более привлекает он пытливый, любознательный ум учёного. Сотни научно-исследовательских кораблей, принадлежащих разным странам, непрерывно несут вахту на просторах океана. С этих кораблей, с исследовательских подводных лодок, опускающихся в глубины океана, со спутников и обитаемых космических лабораторий тысячи научных сотрудников непрерывно следят за океаном, приобщаются к его тайнам.

Учёные-океанологи разрабатывают всё новые и новые способы получения возможно большего количества сведений об океане. Биологические пробы отбираются океанологами с судов с помощью различных сетей, драг, соскребающих донную фауну, дночерпателей и т. п. Разрабатываются приборы для изучения океана с искусственных спутников земли. Особое место в изучении океана занимают подводные исследования. Они позволяют проводить измерения и наблюдения непосредственно в водной толще. Океанологи используют для этого акваланги, подводные лодки, стационарные подводные лаборатории. В настоящее время в разных странах работают десятки подводных аппаратов, способных погружаться на различные глубины, исследовать морские организмы, свойства морской воды, геологию и рельеф дна. Правда, подводные лодки не дают возможности исследователю находиться в подводной среде, он отделен от неё стенками корабля. Другое дело подводные лаборатории, или подводные дома, когда в любое время человек может выплыть из помещения в открытое море.

Так в определённых районах океана выставляется большое число так называемых буйковых станций. Каждая такая станция состоит из буя, плавающего на поверхности или на определенной глубине под поверхностью, тяжелого, лежащего на дне якоря и троса, связывающего их друг с другом.

Буи, представляющие собой заглубленные на глубину до 100 м огромные трубы, увенчанные надводными площадками с жилыми помещениями исследователей-наблюдателей. Такие буи позволяют проводить одновременные наблюдения на разных горизонтах глубины и в надводном слое.

Широкое применение получили зонды приборы, которые во время их погружения с корабля непрерывно регистрируют температуру и соленость воды в зависимости от глубины. Иногда с их помощью измеряют и другие параметры. Иногда используются так называемые теряемые зонды. Это недорогие приборы, которые сбрасываются на ходу корабля или с самолета. Сам прибор погибает, но до этого он сообщает на корабль или самолет (в последнем случае по радио) данные о температуре до глубин 700 м.

Агафон иногда фиксировал подводные станции и подобные объекты по сигналам, идущих от них. Он старался держаться от них подальше. Подальше он держался и от побережья, а так же некоторый мест в океане. Последние вызывали в нём недовольство и немного омрачали его плавания в океане. Дело в том, что ещё ранее Родника ему указывала на одну из проблем океана. Эта былапроблема из проблем как сохранить океан от различных загрязнений? Т.к. в него ежегодно выливаются миллионы тонн нефти из-за аварий на перевозимых нефть танкерах, из-за утечки нефти во время бурения подводных скважин.

Нефть является одним из наиболее богатых мировых ресурсов. Почти треть мировой нефти добывается в оффшорных месторождениях в океанах. Наиболее популярными местами для бурения являются Северное море и Мексиканский залив в Атлантике. Так воды Мексиканского залива, вытекающие в Атлантику через Флоридский пролив, дают начало тёплому течению Гольфстрим, которое и распространяет по всему океану нефть, вытекающую из скважин в заливе. А между тем даже тончайшая нефтяная пленка на поверхности, если она захватывает большой район, изменяет режим обмена влагой океана с атмосферой и, следовательно, влияет на погоду.

В океан ещё с различных промышленных производств, находящихся на побережье разных стран стекают воды, содержащие многие тонны свинца, ртути и других примесей, исключительно вредных как для рыб, устриц, так и для тех, кому они поступают на стол. Каждый год в океан сбрасывается в три раза по весу больше мусора, чем вылавливается рыбы.

Второй проблемой является захоронении на дне океана, а именно в глубоководных впадинах, высокорадиоактивных отходов атомных производств в контейнерах. Некоторые из этих отходов сохраняют свою радиоактивность в течение миллионов лет. Сейчас подняли протест против этого проекта, показав, что воды даже в глубочайших океанских впадинах не остаются в покое и постепенно перемешиваются с поверхностными водами. Поэтому порча или эрозия оболочки контейнера приведет к заражению радиоактивными отходами всего океана. Более того, позднее выяснилось, что менее удачное место в океане для захоронения радиоактивных отходов вообще трудно было найти, когда оказалось, что глубоководные впадины океанов самые неспокойные места в сейсмическом отношении. Там океанская земная кора подвигается под континентальную кору, что ведёт к частым землетрясениям и извержениям вулканов, а это увеличивает опасность самого обычного, механического разрушения контейнеров.

Иногда Агафону на пути попадались подобные загрязнённые участки океана. Это были зоны радиоактивного загрязнения и химического. Но из-за своих способностей, он заранее их чувствовал и обходил стороной. Хотя Агафон и мог без вреда для себя проплыть эти участки. Дело в том, что он обладалустойчивостью к воздействию рентгеновского и гамма-излучения и мог вынести облучение в дозах, превышающих смертельную для человека в тысячу раз. Эта способность тоже Агафону досталась в наследство от его второй акульей сущности.

 

3.3 Поиск разумных цивилизаций

 

Однако, несмотря на все усилия по обследованию океана, Родника рассказывала Агафону, что людям, а в особенности учёным, приходится признать, что океан пока ещё остается для них во многом непознанным, загадочным. Исследован он пока ещё совершенно недостаточно. Многим учёным мысль о подводной цивилизации, существующей в глубинах океана кажется вполне разумной. Люди давно ищут представителей внеземной формы жизни на других планетах, отправляют в космос позывные, снаряжают космические корабли (американские «Пионер» и «Вояджер») с галактическими посланиями в виде изображений земной цивилизации. Люди так надеются на встречу с внеземной цивилизацией, но при этом не думают, что братья по разуму могут оказаться намного ближе к ни, в водной среде, таящей множество загадок.

Большинству людей намного проще представить существование пришельцев, чем задуматься о возможности того, что в океане обитает раса разумных существ. Но ведь именно в океане когда-то зародилась жизнь, так почему бы не предположить, что океан стал средой обитания и домом для некой разумной цивилизации.

По этому поводу Родника говорила о том, что на дне океана исследователи находят много останков древних цивилизаций. И она приводила Агафону некоторые примеры.

Так при ясной погоде лётчики видят подводные каналы или дороги, тянущиеся вдоль побережья Восточного Юкотана и уходящие в морские глубины. Стало известно также, что недалеко от побережья Венесуэлы тянется по дну морскому стена (продолжительностью около 100 миль – больше 160 км). Также известно о подводных строениях площадью в 4 гектара северней Кубы. О фундаментах зданий на склонах Срединно-Атлантического хребта (поблизости Азор), видимых лишь в очень ясную, солнечную погоду. О развалинах под водой у острова Боависта в архипелаге Зеленый Мыс. О четырёх гигантских зданиях и ведущих к ним мощеных дорогах, обнаруженных археологом у берегов Испании.

Одна археологическая экспедиция проводила работы возле островов Бимини и Андрос (на востоке от Флориды США). Интерес к этому району океанского дна возник после того как один лётчик увидал с воздуха очертания внушительных подводных строений. Этот факт заинтересовал группу учёных. Одной из первых находок было каменное сооружение, похожее на храм. Оно сплошь было покрыто водорослями. Вокруг были видны следы других зданий, подводные дороги.

Известняковые блоки, из которых состоят стены, уложены с такой невероятной точностью, что такого вряд ли могли добиться как коренные жители этих мест, так и индейцы, обитавшие тут в далёкие времена. Тем более что индейцы этого племени при строительстве никогда не пользовались камнем. Ещё исследователи обнаружили мостовую, сложенную из прямоугольных и многоугольных камней, а также нечто вроде мощеных улиц, параллельных главной, и кладку, похожую на крепостную стену. Аэрофотосъемка показала, что на глубине 30 м возле Бимини просматриваются десятки архитектурных объектов: разрушенные здания, пирамиды, остатки большой арки и т. п,. Вырисовывался облик города ушедшего под воду.

Вторая экспедиция, проводившая работы в том же районе через три года, обнаружила и описала сооружения длиной около 70 м., а еще южней острова были сфотографированы круги, выложенные из огромных камней. Как считают археологи, больше всего строения напоминают порт с двойным волнорезом и каменными набережными.

Не вызывает сомнений то, что и «город», и «дороги», и «порт» – всё это было построено на суше и только поздней опустилось под поверхность океана. Нельзя определить, и какая цивилизация создавала настолько сложные объекты 12 000 лет назад. Ясно, что цивилизация была высокоразвитой. Ещё в то время, когда предки шумеров и египтян обучались пахать землю и стрелять из лука, багамские жители пользовались портом с волнорезами и каменными набережными. Выходит, был у них морской флот, была городская культура. Следует отметить что, камни для строительства привозили морем издалека, т.к. блоки, из которых сложены стены возле Бимини, не относятся ни к одной из имеющихся на острове горных пород.

Родника рассказывала Агафону, что учёные строят догадки о существовании в глубинах океана древних цивилизаций и в наше время, но пока им не удаётся их обнаружить и явно с ними ещё пока не сталкивались, хотя факты о встрече с ними существовали ещё в далёком прошлом.

Одну из таких легенд Родника рассказывала Агафону ещё в детстве. В легендах шумеров повествуется о загадочной расе полулюдей-полурыб, которых также считали богами. Согласно древнему тексту, главарь полурыб выглядел следующим образом: «Все тело у него было, как у рыбы, и блестело чешуёй. Пониже головы у него была другая голова, и внизу, вместе с рыбьим хвостом, были ноги, как у человека. Существо это днём общалось с людьми, а когда заходило солнце, снова погружалось в море, ибо оно было земноводным». Полурыбы вышли из Персидского залива и поселились среди древних шумеров, занимаясь их обучением. Они показали, как можно обрабатывать камни и металлы, возделывать поля, обучили тех математике и письму. Затем они ушли обратно в море, и с тех пор древние шумеры не смогли изобрести ничего гениального.

Пусть явных фактов встречи с другой цивилизацией и не существует, но Родника рассказывала Агафону, что иногда во время исследований учёные и военные сталкиваются с необъяснимыми явлениями: слышат непонятной природы звуки, видят мелькания необычных объектов. Существуют и упоминания о светящихся существах, поднимающихся из океана на поверхность, да и вообще о свечении какой-то части океана.

Некоторые учёные доказывают, что свечение океана может быть результатом неразумной деятельности человека, в том числе захоронения радиоактивных отходов на океанском дне, но сведения об этих случаях встречаются и в более ранних корабельных записях прошлого столетия, когда человечество ещё не занималось такими научными исследованиями.

Так в океане около экватора наблюдали огромные светящиеся круги. Это было похоже на свет от прожектора, зажжённого на глубине. Они появились в океане ночью, в течение нескольких часов плыли почти параллельно лодке путешественников.

Из других рассказов, ночью под кормой одного парохода, который плыл вдоль океанического побережья, внезапно появилось яркое зеленовато-белое свечение, которое быстро разрасталось, пока не окружило весь корабль. Судно находилось ровно в центре светящегося круга, который постепенно начал принимать форму овала и двигаться вместе с пароходом на той же скорости.

В рассказах некоторых наблюдателей указано, что светящиеся круги и колеса находятся как бы на небольшой глубине, причем под этими пятнами можно рассмотреть тёмное длинное тело. Проплыв некоторое расстояние, таинственный объект скрывался в водной пучине, а свечение от него постепенно затухало.

Развитие подводного плавания и современная техника поспособствовали тому, что удалось получить видео- и фотоматериалы, на которых под водой зафиксировано передвижение неких странных объектов.

Родника рассказывала Агафону и о том, что за последние годы участились случаи встреч в глубинах океана со странными объектами и военных, которые выдвигают предположение, что неопознанными объектами могут быть подводные лодки неизвестной цивилизации. Т.к. без дизельного топлива, запасов продовольствия для экипажа, надлежащего ремонта ни одна субмарина не сможет пробыть в воде долгое время. Кроме того, загадочные объекты обладают несвойственными даже для самых лучших подводных лодок глубиной погружения, скоростью и маневренностью.

Военные были ошарашены своими наблюдениями, ведь загадочные субмарины обладают огромной скоростью, которая невероятна для современных подводных лодок. Техническое превосходство неопознанного аппарата настолько велико, что он развивает скорость больше 200 узлов, что составляет 370 км/ч (так у военных подлодок предельная скорость подводного хода составляет 45 узлов, или 83 км/ч). Может совершать вертикальные зигзагообразные движения, за пару минут поднимается на поверхность, а потом так же стремительно уходит под воду.

На большие глубины могут опускаться некоторые виды батискафов, но при этом у них нет никакой горизонтальной скорости. Кроме того, чтобы погрузиться на такую глубину, даже самым совершенным батискафам потребуются часы, в противном случае большой перепад давления просто разнесет аппарат. А неопознанные субмарины погружались на большие глубины за несколько минут.

При обнаружении таинственных подводных объектов, военные обстреливали их и глубинными бомбами в надежде, что они всплывут на поверхность. Вместо этого на противолодочных кораблях отказывала электронная аппаратура, а неопознанным объектам удавалось незамеченными скрыться.

Поэтому кроме любований красотами океана, обследований его территории, Агафон тоже искал цивилизацию разумных существ, когда плыл в обратном направлении от экватора вдоль западной части Срединно-Атлантического хребта на север. При этом он постоянно посылал мысле-волны.

Почему именно в этом районе искал Агафон следы разумных существ? А дело в том, что Родника как-то ему рассказала об одном случае, который произошёл именно где-то в этом районе. Исследовательский самоуправляемый батискаф без людей, проплывая над океанским дном на высоте около 30 м, зафиксировать целый ряд построек, позволяющих говорить о наличии в этом месте настоящего подводного города. Вернее это камеры батискафа сфотографировали  здания овальной формы, от которых исходил мощный внутренний свет. Эксперты установили, что подобное свечение исходит не от фосфоресцирующих гниющих останков морских существ и что строения на морском дне являются искусственными. После такого заключения на то же самое место в этот раз отправили исследовательскую группу для проведения повторной съемки. Однако во второй раз ничего не смогли обнаружить. Океан был тёмным и скрывал все видимые признаки сверкающего города. Было непонятным: то ли город попросту переместился на другое место, то ли здания перестали испускать свет.

Чем ближе Агафон приближался к северу, тем чаще он встречал на морском дне странные кругообразные сооружения, похожие на входы в подземные шахты. Он распознавал их благодаря своему кристаллу, который фиксировал изменения в окружающей среде, обнаруживал неведомой природы излучение. Информация, которая шла оттуда в виде мыслеобразов, несла угрозу. Глубоко под землёй находились туннели и в них передвигались очень даже разумные существа на сложной, неведомой Агафону, технике. Они не желали ни с кем встречаться и никого не приглашали к себе в гости. Поэтому Агафон старался быстрее покинуть эту часть территории, исполняя пожелание хозяев этих мест.

А вот первая встреча с полуразумными существами у Агафона состоялась в районе Ньюфаундленской котловины. Это были существа, достигающие в длину 5 метра и в ширину 3 м, походили на крупную рыбу или, скорее, черепаху. Передние плавники очень напоминали человеческие руки, на них также имелись отростки, напоминающие пальцы с ногтями и перепогками между пальцев, задние плавники были лишены пальцев. Форма головы существа была удлинённая и вытянутая вперёд. Шея в несколько раз  больше человеческой. Это животное изгибало шею, подобно змее. Глаза были похожи на человеческие, но были значительно больше.

Сами существа фосфоресцировали (светились), при этом постоянно меняя свою форму. Они были то круглыми, то овальными, то треугольными. А ещё они разделялись на две части, которые независимо друг от друга плавали взад и вперёд или вокруг Агафона, а потом опять соединялись в одно целое. Существа не представляли угрозу и не вели себя враждебно. Даже наоборот. Агафон понял из их поведения, а так же проанализировав их мысленные потоки, что смена формы тела и деление говорило об их добродушном отношении. Так они проявляли своё любопытство и выражали радость.

Агафон немного поплавал с ними, вернее они его сопровождали некоторое время, пока он не попал в течение Гольфстрим. Это произошло в месте, где оно сталкивается с холодным Лабрадорским течением, отклоняющим его ещё больше на восток в сторону Европы. Одна его часть – «рукав», превращается здесь в Северо-Атлантическое течение и направляется на северо-восток. А вот за другим «рукавом» Гольфстрима, который огибал Срединно-Атлантический хребет и направлялся строго на восток, а потом по кругу на юг, и направился Агафон.

Он уже две недели находился в океане, поэтому решил пока закругляться и возвращаться к Канарским островам. Его беспокоило долгое отсутствие Родники. Они договаривались встретиться через дней 10 после расставания, а прошло уже 16. И кристалл Родники подавал сигнал Агафону, что его самочка по-прежнему ещё далеко и находиться всё ещё у себя дома в Москве.

Агафон нервничал. Ему не нравилось такое положение дел. Его самочка не с ним, а неизвестно где. А он, проплывая над Западно-Европейской котловиной, встретился с теми, кого так долго искал. По звукам, которые издавали эти существа, Агафон догадался, что имеет дело с квакерами, о которых ему когда-то рассказывала Родника. Только вот она утверждала, что близко их никто не видел, а только слышал.

Родника рассказывала, что в середине XX века морякам пришлось столкнуться со странным явлением, которое невозможно было объяснить при помощи традиционной науки. Сначала истории о встречах в океанских глубинах с загадочными человекоподобными существами передавались из уст в уста. Им не придавалось особого значения, пока историй не становилось всё больше и больше. И стало невозможно закрывать на них глаза.

В некоторых местах Северной Атлантики подводные лодки многих стран наблюдали за неопознанными объектами. Этим встречам предшествовали странные звуки, которые фиксировали гидроакустики. Сигналы сильно напоминали кваканье лягушек, поэтому неопознанные объекты, издающие их, и стали именовать квакерами. Сначала это название присутствовало только в устных рассказах, но постепенно перекочевало и в официальные документы, содержащие сведения о встречах со странными объектами.

Однако вскоре выяснилось, что с загадочными квакерами приходилось встречаться и раньше. Оказалось, что американцы и англичане уже имели с ними дело во время Второй мировой войны. На тот момент армия союзников имела более совершенную, чем у армии Германии гидроакустическую аппаратуру. Во время боёв в Атлантике аппаратура фиксировала странные звуки из глубин воды. Американцы и англичане решили, что у немцев появилось новое оружие, что вызвало неподдельную панику. В результате данные об этом событии были засекречены, и к проблеме не возвращались до окончания войны.

Чем же примечательны эти странные сигналы, источником которых считают загадочных квакеров? Ведь из океанских глубин доносится множество других не менее загадочных звуков. Дело в том, что звуки, рожденные квакерами, сильно отличаются от других подводных шумов. Очевидцы утверждают, что у них складывалось впечатление, будто неизвестные источники сигналов производили свои действия вполне осознано. Было похоже, что квакеры внезапно появляются и пытаются наладить контакт с моряками.

Из рассказов становится заметно, что квакеры плавали вокруг подлодок, а частота и тональность их сигналов менялась, словно они хотели установить диалог. Загадочные существа особенно реагировали на гидроакустические сигналы с лодок. Через некоторое время квакеры уплывали, но лишь затем, чтобы потом опять вернуться. Моряки с российских подводных лодок рассказывали, что квакеры плыли рядом, пока субмарины не покидали какой-нибудь район, затем они издавали прощальный сигнал и исчезали. Никакой агрессии с их стороны никогда не было, на подлодках их появление никаким отрицательным образом не сказывалось. Квакеры словно, напротив, показывали свое миролюбие. С загадочными квакерами встречались и моряки других государств. Особенно много свидетельств встреч с ними у американцев.

Перед учёными так же встал вопрос: кто же производит эти звуки: неизвестные морские животные, представители внеземных цивилизаций или таинственная подводная раса? Они проводили ряд испытаний, посылали звуковые сигналы определённой частоты и кто-то там, в глубине, принимал сигнал, имитировал его с целью привлечь внимание, а потом начинал передавать свое сообщение на этой же волне. Удалось засечь источник сигнала, который располагался на глубине 8000 м на практически неизученном участке Атлантического океана. Учёные так и не смогли разобраться в странностях сигнала, поэтому было решено прекратить эксперимент, назвав его неудачным.

И всё же, кое-что удалось узнать о загадочных квакерах на данный момент. Места обитания квакеров в Атлантике – это Мексиканский залив, воды между Исландией и Гренландией, побережьем Америки и Шотландии. Кстати, в этих местах были зафиксированы случаи и встречи с гигантскими змеями и кракерами гигантскими осьминогами (слово«кракен» произошло отскандинавского Krabbe: в древности люди были весьма просты в зоологических понятиях и называли крабом — морским пауком, всякую тварь, имевшую множество конечностей).

Об этих монстрах глубин тоже долгое время ходили слухи. В 1861 г. нашли кусок туловища огромного кальмара. В течение следующих двух десятков лет на северном побережье Европы также были обнаружили множество останков похожих существ. Это было связано с тем, что в море поменялся температурный режим, что и заставило существ подняться на поверхность. По рассказам некоторых рыбаков, на тушах кашалотов, пойманных ими, также присутствовали отметины, напоминающие гигантские щупальца.

На протяжении XX в. делались неоднократные попытки поймать легендарного кракена. Но выловить удавалось только молодых особей, чей рост в длину составлял примерно 5 м, или попадались лишь части туловищ более крупных особей.

В воде  – совершенно иной мир, недоступный и непонятный. Обитающие в океане существа настолько не похожи на тех, что живут на земле, что вызывают удивление, но в большинстве случаев – страх. Поэтому-то люди и предпочитают вокруг этих существ создавать всевозможные домыслы и слухи. Да и считают всё вымыслом. Океан не их среда обитания, не их дом. Люди приходят сюда за новыми чудо зверушками, поэтому океан и встречает их так враждебно или вообще скрывает от них всё.

А вот Агафон был в родной среде, поэтому и  подводные жители пошли с ним на контакт. Вот только сначала он прошёл небольшую проверку. И, естественно, он встретился с кракеном. Гигантский 15-тиметровый осьминог напал на него. Агафон на этот раз не спасался бегством. Ему было интересно поближе познакомиться с таким огромным и грозным местным обитателем, которого он видел только в своих обучающих программах, будучи ещё на корабле. Поэтому кожа Агафона  выделила в воду вокруг его тела парализующее вещество, которое и  обездвижило кракена. В это время Агафон и ощупал его всего, а ещё посылал мыслеобразы, что он не причинит вреда ему, чтобы тот не волновался, чтобы успокоить его.

Вот в этот момент и появились квакеры.

 

Поделитесь этим шаркфиком с друзьями:


23:52

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Лагуна акул (ex Akulizm.ru) © 2010-2016
Все материалы этого сайта могут использоваться только с указанием активной гиперссылки на данный сайт.