Жанры шаркфиков (КЛИКНИ на любую рубрику и выбери произведение)

ДОГ: Глава 6 - Место встречи – Фуэртевентура – райский уголок на Земле

Глава 6. Место встречи – Фуэртевентура – райский уголок на Земле

 

6.1 Остров ветра

 

Родника задержалась в Москве не на 10 дней, как договаривались, а на все три недели. Ей было о чём подумать, поэтому она и оттягивала поездку на Канары. Родника не знала, как теперь вести себя с Агафоном. Чувства её накрывали с головой, и она не могла уже нормально мыслить и существовать: не могла есть, не могла спать. Она уподобилась кисейной барышне, которая постоянно ревёт в подушку. У неё не получалось взять себя в руки. Спасали её дедушка с бабушкой, которые окружили её заботой, любовью и вниманием, но не лезли с расспросами. Они поняли, что что-то происходит с их внучкой и догадывались, что здесь замешан парень, и что, возможно, наконец, Роднику настигли её первые серьёзные чувства.

А Родника металась. Она боялась теперь смотреть Агафону в глаза. Боялась, что он всё увидит, что по-другому станет к ней относиться, что может разрушиться их дружба. Родника стала бояться всего. Три недели Родника провела в загородном доме дедушки и бабушки почти безвылазно. Она погрузилась в чтение, пытаясь отыскать ответы у психологов на свои вопросы и проблемы. А ещё читала книги фентези и фантастику по вечерам и ночам. И эти три недели ушли на то, что она училась закрывать свои эмоции, ставить барьеры, училась брать себя в руки. Она не стала бороться со своими чувствами. Родника просто решила: «будь, что будет». И вот тогда её отпустило и стало легче на душе. Теперь она была готова встретиться с Агафоном.

В 20-ых числах октября Родника прилетела на Канары (из Москвы с пересадкой в Мадриде) на остров Фуэртевентура. В аэропорту, который находился в восточной части острова в 5км от столицы острова – города Пуэрто-дель-Росарио, её встречал троюродный брат Антон со своей девушкой Тоней, т.к. Родника, кроме своих вещей, притащила на остров и свою любимую байдарку, которая весила 32 кг.

При встрече Родника набросилась с объятиями на Антона. Брат закружил Роднику. Они смеялись и радовались встрече. Родника радовалась не только встрече, но и тому, что узнала ещё в Москве. Оказывается, Антон с Тоней подали заявление в загс, и Родника была счастлива за брата и его девушку, поэтому объятия от встречи переросли в объятия поздравления. Родника крепко обнимала сразу обоих и тискала в своих объятиях.

– Ребят, я вас поздравляю! Я так рада за вас! – пищала Родника от счастья и радовалась, что у кого-то хоть всё сложилось.

Когда эмоции от встречи утихли, Антон помог Роднике с багажом и все погрузились в машину, которую Антон взял на прокат на время пребывания на острове. Они направились в отель Riu Palace Tres Islas (который находился в 35 км от аэропорта и в 5 км от курортного города Корралехо Corralejo). Отель располагался на великолепных дюнах в северной части острова Фуэртевентура на первой береговой линии пляжа Корралехо. Здесь остановились Антон со своей девушкой. Здесь был зарезервирован номер и для Родники. В этом отеле остановились и другие знакомые-приятели Антона и друзья, в большинстве своём из разряда «золотой молодёжи», многие из которых были знакомы и Роднике.

Родника уже раньше бывала на Канарах и на острове Фуэртевентура в частности. Бывала и с мамой, бывала и с братом Антоном. И именно остров Фуэртевентура больше всего понравился ей среди других Канарских островов. Этот остров избрали и Антон с друзьями для отдыха, т.к. он удовлетворял всем их запросам.

Ну, во-первых, стоит отметить, что для въезда на остров Фуэртевентура, как и на другие Канарские острова, нет необходимости делать прививки. Здесь нет опасности заразиться экзотической инфекцией, нет ядовитых насекомых и змей и опасных для человека хищников (причём как на суше, так и в океане, где не стоит опасаться акул).

Ну а во-вторых, Фуэртевентуру называют – Остров ветра. Остров сильного ветра.   Своим названием остров обязан ветру, который постоянно обдувает его со всех сторон: на испанском «el viento»  ветер, а «fuerte»  сильный. Так и есть в реальности – это место сильного ветра, что создает просто идеальные условия для катания на доске. Именно поэтому Фуэртевентура считается одним из лучших курортов для любителей водных видов спорта: сёрфинга, виндсёрфинга, а также кайта. Благодаря ветрам это мировой центр виндсёрфинга.

На острове стало появляться всё больше школ сёрфинга, которые в том числе занимаются и обучением с нуля. Одним из лучших пляжей для катания на доске является Корралехо. Ровный, несильный, но стабильный ветер делает ровную волну и создаёт отличные условия для приятного настоящего сёрфинга, европейской столицей коего потихоньку становится Фуэртевентура.

Именно это больше всего и привлекло в Фуэртевентуре ребят, т.е. хорошие волны. А ещё – шикарные длинные и широкие пляжи, которые считаются лучшими на Канарах, с мелким белым или золотистым песком (в отличие от Тенерифе или Лансароте, где непривычный вулканический чёрный песок). Это из-за того, что Фуэртевентура самый «африканский» из Канарских островов (самый ближний остров к Африке, т.к. располагается всего в 100 км от Атлантического побережья Марокко) и песок намело оттуда. Благодаря такому песку, вода в океане какой-то невероятной красоты, всех оттенков бирюзового, синего и голубого в зависимости от глубины.

На острове свыше 150 прекрасных пляжей настоящее природное достояние острова, длина береговой линии которого составляет 340 км, из которых 52 км занимают пляжи с белым песком, остальные 25 км с чёрным песком вулканического происхождения.

Пляжи Фуэртевентуры хоть и немноголюдны, но обитаемы. Но есть один пляж, где действительно можно почувствовать себя Робинзоном и в гордом одиночестве прошагать по песку десяток километров вдоль океана – это Playa Cofete (Кофете) на севере полуострова Хандия. Добираться до пляжа можно только на машине, петляя по узкой дороге. По пути практически не попадаются населённые пункты. Это идеальное место для молодоженов и влюбленных парочек.

Восточная оконечность Кофете без видимых границ плавно перетекает в побережье Barlovento (Барловенто), и они вместе образуют почти пятнадцатикилометровый песчаный пляж – самый «дикий» на острове. «Дикий» не только потому, что эта часть побережья ещё не освоена, а потому, что здесь океан особенно волнуется из-за сильного ветра (25 м\с – и это не предел). Здесь почти всегда очень сильные волны, а ветер дует особенно настойчиво даже для Фуэртевентуры.

Исходя из всего выше сказанного, остров Фуэртевентуру можно разбить образно на несколько областей. Бурлящий океан + сбивающий с ног ветер – на западном побережье, где расположен пляж Кофете – один из самых пустынных пляжей Европы с очень особенной энергетикой. Тихие песчаные лагуны – на востоке (мекка для виндсёрферов). Дюны с белоснежным песком – на севере.

Существует и другое разделение.

Полуостров Хандия – главный курорт острова Фуэртевентура, он особо популярен среди туристов Германии и нудистов. Европейцы – приверженцы этого образа жизни, отдыхают на Фуэртевентура и чувствует себя в своей тарелке. Это здесь нормально и обычно. Чудесные белоснежные пляжи  протянулись вдоль береговой линии полуострова Хандия на юге Фуэртевентуры. Лучшие пляжи с прекрасным песком, разделённые невысокими скалами и пещерами, находятся на побережье Коста-Кальма, где расположились современные туристические комплексы. Пляж восточной части Хандии Сотавенто самый протяжённый пляж острова, чья береговая линия достигает 30 км. По сути, он состоит из нескольких более мелких пляжей. Ежегодно в июле-августе здесь проходит чемпионат мира по виндсёрфингу

Вторым крупным курортом Фуэртевентуры наряду с Хандией является Корралехо, находящийся  на севере острова.  Визитная карточка  этого курорта – прекрасные песчаные дюны, превосходящие по высоте дюны Гран-Канарии, местами напоминающие Сахару. Здесь расположен самый красивый пляж – Корралехо с белым песочком и лазурной водой. Это излюбленное место для режиссёров рекламных роликов и модельных фотографов.

Корралехо  связан  паромной переправой с Лансароте. Вблизи береговой линии располагается остров Лобос «Остров волков», получивший название от обитавших здесь когда-то белобрюхих тюленей (по-испански «морские волки»). Кристальные воды привлекают сюда любителей подводного плавания и рыбалки. Пролив между Лобосом и Фуэртевентурой – отличное место для дайвинга.

Однако, не смотря на наличие прекрасных пляжей и условий для водных видов спорта, на Фуэртевентуре не найдёшь большого количества развлечений, сувенирных магазинов, шоу для туристов, большого количества баров и дискотек. Молодёжный отдых здесь практически отсутствует. На большинстве курортов острова с наступлением темноты жизнь замирает, так что любителям бурной ночной жизни такой отдых вряд ли придётся по вкусу. Если кто-то мечтает о тихом пляжном отдыхе, чтобы можно было лечь на тёплый песок, раскинуть руки и слушать шум морского прибоя, позабыв о заботах и проблемах, то пляжи Фуэртевентуры – то, что ему нужно.

Если кто хочет очутиться в раю, тогда ему нужно на Фуэртевентуру! Почему? Да потому, что здесь присутствует всё: красоты, пляжи, тишина, спокойствие и единение с природой в чём мать родила. Остров не имеет никаких архитектурных достопримечательностей, зелени мало и только в населенных пунктах. Поэтому правительство придумало, чтобы привлечь сюда туристов, и объявило официально нудизм на территории острова. На многих пляжах острова официально разрешен нудизм, а на всех остальных не возбраняется. Запрет относиться только к пляжам при отелях. Поэтому на Фуэртевентуре можно полностью слиться с природой (купальник брать необязательно).

Стоит обратить внимание и ещё на несколько особенностей, что отличают остров Фуэртевентуру от остальных Канарских островов. Кто-то может принять их за положительные стороны, кто-то за отрицательные. Т.к. тут преобладают низины, а посему дожди – редкое явление, а климат мягкий и стабильный: +25 С – воздух, +20 - +22 С – вода. На острове Фуэртевентура когда-то произрастало много деревьев, но они были вырублены европейцами, и с тех пор остров скорее напоминает пустыню, хотя в курортной зоне растительности достаточно. Жителей на острове так же совсем немного, плотность населения самая маленькая среди островов Канарского архипелага.

Так что ехать на Фуэртевентуру, зная, что здесь мало ночных клубов и дискотек, мало зелени, а также много нудистов и натуралистов, а потом возмущаться и демонстративно отворачиваться глупо.

Однако не всё так безнадёжно на первый взгляд на Фуэртевентуре, иначе бы Антон со своими друзьями не приехал бы сюда. Самый северный курорт острова – Короллехо более молодёжный и оживлённый, чем южный полуостров Хандия. Это молодёжное поселение для сёрферов и виндсёрферов, с кэмпами, студиями йоги, хостелами, ночными клубами, торговым центром. Здесь жизнь постоянно кипит. Здесь есть чем развлечься молодёжи и в дневное и в ночное время.

 

6.2 Встреча

 

Вот в это место направлялась и Родника. Разместившись в отеле, приняв с дороги душ и пообедав в местном баре, она с братом Антоном и его девушкой Тоней отправились на пляж. Там уже тусовались друзья Антона. Время было уже послеобеденное, поэтому после занятий сёрфингом и видсёрфингом теперь все отдыхали, нежились на солнце и купались. Компани из 10 человек (с появлением Родники с Антоном и Тоней увеличилась до 13) расположилась не на приотельном пляже, а намного дальше, выбрав наиболее красивый участок с минимальным количеством народа.

Ребята из компании Антона – в основном дети богатых родителей, поэтому, подобно Роднике, вели свободный образ жизни, не ограничивая себя рамками работы и учёбы. Были немногие (не из богатеньких), кто работал и приехал сюда в отпуск. Антон – был исключением из правил – представитель работающей «золотой молодёжи».  Он был самым старшим в компании (всем парням было от 22 до 26, девушкам 22-24) и внегласным лидером – тем, вокруг кого и сплотилась компания. Все ребята серьёзно занимались виндсёрфингом, некоторые плюс к этому – сёрфингом и дайвингом. В этот раз было и двое новичков, которые приехали на Фуэртевентуру научиться плавать на доске с парусом.

Ребята из компании Антона не были нудистами, но многие порой нудили. Это относилось к девушкам, которые хотели иметь ровный загар (поэтому иногда загорали топлесс, а иногда и полностью обнажёнными), и парням, которые не хотели щеголять дома с белым задам от шорт. Т.е. они только загорали голышом, а в остальное время не шастали по пляжу в чём мать родила. А так же порой нудили и парни, которые, пребывав в алкогольном угаре или под травкой, любили купаться голышом.

Компания Антона при появлении Родники с Антоном и Тоней оживилась. Родника в приветственном жесте обнималась и целовалась со знакомыми девчонками и парнями, коих здесь было большинство (кроме двух незнакомых парней – друзей приятелей Антона, которые впервые приехали на Фуэртевентуру научиться виндсёрфингу), хотя, это скорее с ней жаждали пообниматься знакомые парни. Среди ребят стоило отметить друга Антона Павла, который давно ухлёстывал за Родникой, но безрезультатно. Он ждал 18-тилетия Родники, чтобы Антон не сильно возражал против его напора по окучиванию его сестры. У Павла на этот отдых были грандиозные планы, связанные с Родникой, поэтому он больше всех радовался появлению Родники и дольше всех обнимался и целовался, выходя за рамки дружественных объятий и поцелуев.

Ещё в компании была интересная девушка Вероника. Внешне – писанная красавица, как с обложки. И амбиций у неё было соответственно. Она давно переспала со всеми парнями из компании и всё никак не могла определиться, кто ей нужен по-настоящему. Сейчас она вроде зависала с одним из друзей Антона – Сергеем (но это не мешало ей иногда спать и с другими). Но со стороны выглядело всё очень смешно. Это Сергей за ней ходил, как хвостик, смотрел ей в рот и удовлетворял любые её капризы. Сергей был симпатичным парнем, с красивой спортивной фигурой, да и характер у него был, но рядом с Вероникой он превращался в тряпку, в послушного и безвольного раба. Его друзья часто посмеивались над ним из-за этого.

Так вот, Вероника почему-то невзлюбила Роднику с первого взгляда. Она видела, что парни с ней хотят только переспать, а с Родникой дружат и тепло к ней относятся, окружая её дружеской заботой и вниманием. Вот и сейчас, когда Павел тискал Роднику в объятиях, Вероника не сдержалась и стала язвить.

– Павлуша, ты бы не при всех так жарко показывал свою радость от встречи с Родникой. Отошли бы в кустики, мы люди взрослые, всё понимаем. Там  бы и продемонстрировал ей всю свою радость и желания. Родника уже стала девочкой взрослой, ей теперь можно зажигать с парнями и Антошка больше не будет отгонять от неё назойливых кавалеров. Так что вам никто не помешает, – сладко пела Вероника.

– Вероника, заткнись, – одновременно обратились к ней и Антон и Павел.

– Твой язык давно пора укоротить. А вообще, завидуй молча, – продолжил Павел.

– Лучше свой язычок и свой ротик пускай направит в другое русло, – заметил ещё один приятель Антона Лёша, близкий друг Сергея (Лёша и Сергей, кстати, не были представителями «золотой молодёжи», а просто хорошо зарабатывали, поэтому могли позволить себе отдыхать на Канарах).  – А то вон её парень с утра злой ходит, неудовлетворённый, а у его девушки энергия так через край и бьёт.

– Может, это ты свой рот закроешь тем же методом, что советуешь мне? – распалилась не на шутку Вероника. – Вон перед Снежаной (указала Вероника на одну из девушек из их компании) показывай своё красноречие, а не передо мной. Это же к ней ты не ровно дышишь, да всё боишься подступиться. Вот и покажи ей, какой ты мачо.

Перепалка продолжилась бы и дальше, но тут внезапно Вероника резко переключилась на другую тему.

– Девчонки, посмотрите, какой Аполлон выходит из океана! О Боже! Он направляется к нам! – пищала от восторга Вероника, разглядывая обнажённого парня, который только вышел из воды и направлялся в их сторону. – А ещё он выглядит так, что готов кого-то убить. Ребята, вы ничего не натворили за последнее время? – стала волноваться Вероника.

Все замерли, разглядывая новый объект, появившийся на горизонте. Родника тоже оглянулась. Сердце её забилось чаще, когда она столкнулась со взглядом Агафона. Все мысли её вылетели из головы. И если до этого Родника представляла их встречу и клялась себе, что не будет демонстрировать активно свои чувства, то сейчас она, напрочь, забыла про это и уже неслась навстречу Агафону.

– Агаф, – только и услышали ребята перед тем, как Родника сорвалась с места.

– И кто это? Ты его знаешь? – первая задала так интересующий всех вопрос Тоня своему парню Антону.

– Предполагаю, что это и есть старинный друг детства Родники Агафон, о котором она прожужжала мне все уши ещё с раннего детства. Вот только я думал, что он выдумка сестрички, т.к. никогда его не видел, а только слышал. Агафон то, Агафон сё. А Агафон так сказал, а Агафон так считает, – задумчиво отвечал Антон, пристально разглядывая таинственного друга сестры.

– И что за странное имя Агафон? Откуда он вообще? – тоже задумчиво рассуждала Вероника, разглядывая парня, проявляя к нему свой интерес. –Ну, всё, Павлуша. Это твой большой облом. Теперь тебе ничего не светит, – не смогла не уязвить Павла Вероника.

– Сама подбери слюни. Тебе тоже здесь обломится, – ответил ей тем же Павел.

– Но это мы ещё посмотрим, – задумалась Вероника, проигнорировав расстроенный взгляд её парня Сергея и злой его друга Лёшки.

А в это время Родника висела на Агафоне, обнимая его руками за шею, и ногами за талию. Агафон крепко удерживал её и урчал от удовольствия, зарывшись носом в её волосы и вдыхая её так знакомый и родной запах. Действительно, поначалу он был очень зол, когда перед ним предстала картина, как его самочку обнимают и целуют другие самцы. Но, когда увидев его, Родника бросилась к нему, Агафона отпустило, т.к. он почувствовал, как рада видеть его Родника.

– Я скучала, – шептала Родника, крепко обнимая Агафона.

Она так вцепилась в него, что могла задушить, если на месте Агафона был любой другой простой парень.

– Прости, что задержалась. Так получилось, – стала извиняться Родника.

– Главное, что ты здесь и сейчас со мной. Остальное не важно, – только и сказал Агафон.

Родника немного расстроилась. Она-то тоже ждала признаний, что он скучал, что не держит на неё обид из-за долгого отсутствия. Но она увидела прежнего Агафона, поэтому не стала накручивать себя, а отбросила все лишние мысли. Родника слезла с Агафона и заметила, что тому это не очень понравилось. Он бы был не прочь подольше удерживать её в своих объятиях. Это порадовало Роднику, и она взбодрилась. Уже радостная, она взяла его за руку и потянула к ребятам, сказав Агафону, что будет его знакомить с её знакомыми-приятелями.

Первым она представила своего брата Антона с его девушкой Тоней. Антон не только пожал Агафону руку, но даже по-дружески обнял. Остальным парням Агафон только пожимал руку, девушкам просто кивал, когда Родника представляла их. А вот, когда Родника представила Веронику, то та сама набросилась на Агафона с объятиями и поцелуями.

– О, как мы рады познакомиться с тобой! – верещала Вероника. – Понятно, почему Родника так долго тебя скрывала и не показывала нам тебя. Боялась, что уведут? – не могла не уязвить Роднику Вероника от явной зависти.

– Что значит уведут? Я что лошадь или осёл? Я вообще-то решаю, с кем мне быть, – быстро осёк Агафон Веронику, демонстративно отстраняясь от её и прерывая её объятия.

– Бинго! Он тебя уел! – по-детски радовался Лёша, который переживал за своего друга Сергея и его отношения со стервой Вероничкой.

А вот когда Агафон пожимал руку Павлу, то тут произошло что-то непонятное. Агафона опять обуяла ярость и злость, он зарычал на Павла и чуть не сломал тому руку, если бы Родника быстро не вмешалась.

– Даже не думай, – только и успел Агафон сказать Павлу.

– Агаф, посмотри на меня, – говорила Родника, обхватив его лицо руками и смотря прямо ему в глаза. – Отпусти его.

Агафон быстро пришёл в себя и выпустил из своей хватки руку Павла.

– Ребят, мы ненадолго отлучимся. Нам надо поговорить, – сказала Родника и уволокла Агафона от греха подальше.

– И что это было? – приходил в себя Павел, т.к. не на шутку перепугался реакции Агафона. – Он что умеет мысли читать?

– А что их читать? У тебя на лбу и так всё написано. Как ты хочешь отыметь Роднику, и даже в каких позах, – констатировало очевидные факты Вероника. – А наш Аполлон оказывается ревнив, да ещё как ревнив, – удивлённо добавила она.

– Ну, во-первых, не наш, а Родники. Ну, а во-вторых, это уменьшает, а точнее исключает все твои шансы по завоеванию его, вернее шансы отбить его у Родники, т.к. он сам дал ясно понять, что он сам решает с кем быть. И он решил быть с Родникой. Так, что тебе, Вероничка, здесь, действительно, ничего не светит. Без шансов, – довольно заключил Лёша.

– Посмотрим, посмотрим. Все вы парни одинаковые. Просто подходы к вам могут быть разные. Вот мне и надо найти индивидуальный подход к Аполлону, – всё же не сдавалась Вероника, утверждая тем самым, что Сергей, как парень её уже не интересует.

Сергей понял это. Он был зол, но не на Агафона, так не вовремя свалившегося на голову, а на себя, что не замечал очевидного и позволял выставлять себя за дурака. Он сорвался с пляжа и направился в отель. Сергей последовал за ним. Остальные же стали ждать продолжения истории.

А у Родники с Агафоном состоялся серьёзный разговор. Она не собиралась устраивать разборки с Агафоном, т.к. это был не тот тип людей, с которыми можно это делать. Родника хотела просто разобрать ситуацию и прийти к такому решению, что позволит в будущем сократить подобные выходки и свести их к минимуму.

– Агафон, что это было? – спрашивала Родника о неадекватной реакции Агафона.

– Я не сдержался, когда прочёл все его мысли, – просто ответил Агафон, т.к. не собирался оправдываться, но решил удовлетворить просто желание Родники во всё разобраться.

– Я и сама прекрасно знаю, о чём думал Павел. Я давно ему нравлюсь и сейчас он вынашивал грандиозные планы по моему соблазнению. Я даже могу представить, что он там себе нафантазировал. Я не маленькая девочка и прекрасно знаю, что ему от меня надо. Но я говорю не об этом. Раньше я тебя уже просвещала насчёт отношений между парнями и девушками, которые царят в нашем мире. Это сплошь и рядом встречается. И да, я нравлюсь многим парням. И я уверена, что многие представляют меня в не очень приглядных позах. И что теперь? Это сейчас ты чуть не сломал руку одному из них. А что потом? Ты будешь бить в морду каждому, кто косо на меня посмотрит? – хотела ясности Родника.

– Да буду бить. Это моё дело. Я защищаю то, что принадлежит мне. Я буду постоянно отстаивать своё право на тебя, если это понадобиться, чтобы доказать всем, что я сильнее и я беру то, что мне нужно, т.к. я победитель, – начинал злиться Агафон, объясняя по его мнению избитые истины.

– Агафон, это действует в твоём мире. В нашем мире – можно обойтись без драк. Для этого стоит просто заявить права или установить статус. Вот мой брат Антон. Он просто заявил, что Тоня – его девушка, ну а теперь ещё и невеста. И никому в голову не взбредёт теперь подкатывать к ней. Да бывают особо тупые, и могут попытаться отбить. Вот тогда только и происходят стычки и дуэли. Я не пытаюсь тебя усмирить или отговорить, Агафон. Я просто хочу снизить риск драк, которые ты можешь, и я даже уверена будешь устраивать, т.к. это в твоей природе. Я понимаю, что здесь даже дело не во мне. А ты бы любую избранную тобой самку отстаивал подобным образом, – пыталась разъяснить ситуацию Родника так, чтобы это не выглядело чтением нотаций или выговором.

– Я понял тебя и знаю, что ты переживаешь за меня, чтобы я не попал в неприятности, но то, что в моей природе, я не могу изменить. Я не умею договариваться, я никогда не буду сглаживать ситуацию. Я действую на прямую. Я отстаиваю свою точку зрения и право сильнейшего. Я знаю, что оно действует и в вашем обществе, так что я по-любому останусь в выигрыше, – только и сказал Агафон. – И вообще, мы уходим. Я не хочу больше оставаться здесь.

Когда Родника с Агафоном вернулись к ребятам, то Агафон, на удивлении Родники, объяснился.

– Я не буду просить прощение за своё поведение. Но хочу прояснить ситуацию. Не хотелось бы, чтобы все посчитали меня диким или, как вы говорите, ревнивым. Дело не в этом. Говорю во всеуслышание, что Родника, по вашим меркам, МОЯ девушка. Все попытки поползновений в её сторону буду расценивать, как прямой вызов мне. Тогда не обессудьте, если я вас немного покалечу, показывая, что я сильнее и то, что моё – моё на законном основании. У вас говорят, что сильнейшему предоставляется и первому права выбора, и что он забирает без всякого сопротивления то, что ему понравиться. Я выбор сделал, поэтому он не оспаривается, – типо извинился Агафон, установив таким образом свой статус и статус Родники.

– Что значит по вашим меркам? А по твоим? Ты откуда взялся? С неба что ли? – не могла понять странных объяснений Агафона Вероника. – И что за дикие представления: сильнейший берёт то, что хочет? – не могла смириться со своим проигрышем, так и не начавши ещё борьбу Вероника.

– Что хотел, я сказал. Кому надо, тот поймёт, что я хотел этим сказать, – не стал больше вдаваться в объяснения Агафон.

Родника тем временем взяла свой рюкзачок, с которым пришла на пляж, и стала прощаться со всеми, а так же извинилась, что только приехала и уже сбегает. Но все поняли без слов почему, поэтому промолчали. Только Вероника не могла сдержать свой язвительный язык за зубами.

– И что, Антон, ты со спокойной совестью отпускаешь свою сестру неизвестно с кем? А ведь раньше так рьяно ты оберегал её целомудрие, – обратилась Вероника к Антону.

– Ей 18 уже и она вправе сама выбирать себе парней, – только и сказал Антон.

– А ты, Агафон, смотри не затр… нашу Родничку до смерти. Она девочка неопытная, может и не выдержать. Да и отпускай её иногда из своей постели, нам бы хотелось видеть её хоть изредка, – обратилась Вероника уже к Агафону, переполняемая завистью и ревностью, как похотливая самка.

– Не меряй всё по себе, – зло проговорил Агафон, утаскивая за собой подальше от неприятных ему личностей Роднику, которая пришла в ступор от тирады Вероники и стала то краснеть, то белеть.

Родника как-то не привыкла выносить свою личную жизнь на всеобщее обозрение. Она и с Агафоном не знала, как себя вести, и что их вообще ждёт в их отношениях. А тут её так унизили и при всех. Но больше всего она стыдилась теперь смотреть Агафону в глаза. У них и так было всё не так гладко и не так, как у обычных пар. Да и Агафон не был обычным парнем.

– Не бери в голову. Её просто распирает похоть и зависть, – утешал Агафон на ходу Роднику, т.к. прекрасно читал её мысли.

Эти слова вывели, наконец, Роднику из ступора. Родника пришла в себя и поняла, что Агафон прекрасно читает её сейчас. Она опять покраснела, но быстро взяла в себя в руки и закрылась от него, применив блокирующие примы, прочитанные в книгах по психологии. И это сработало. Агафон резко остановился, и Родника налетела на него.

– Как ты это сделала? И зачем? Я теперь не могу тебя слышать, – обратился Агафон к Роднике.

– Всё по-честному. Я не могу слышать твои мысли, ты теперь не сможешь слышать мои. У меня же могут быть секреты и что-то личное, что я не хотела бы выносить на обозрение? – отшутилась Родника, радуясь своей маленькой победе.

А вот Агафон злился. Ему не нравилось, что его самочка скрывает что-то от него.

– А куда мы идём? – спросила Родника Агафона, озираясь по сторонам.

– Куда-нибудь подальше от твоих несносных приятелей и приятельниц, – зло пробубнил Агафон. – Я устал от них и от их мыслей. Такое чувство, что в дерьме искупался, как любите говорить вы – люди.

Родника с Агафоном шли минут двадцать, переходя с одного пляжа на другой, пока не нашли уединённое место между камней, где и расположились. Родника, наконец, сбросила с себя одежду и направилась купаться в океан с Агафоном. Она тоже устала и от перелёта и от бурной встречи с ребятами, поэтому не стала далеко заплывать, а просто легла на берегу, позволяя волнам обмывать её тело. Агафон же, поплавав в удовольствие, потом тоже присоединился к ней. Но, т.к. октябрьская вода была уже не такая тёплая, то Родника недолго могла нежиться в океане, поэтому пришлось сменить место дислокации на сушу. Агафон с Родникой легли прямо на песок. Родника положила свою голову ему на грудь. Так они и лежали, нежась под лучами уже не жаркого солнца, т.к. дело шло уже к вечеру.

Незаметно Родника задремала, а проснулась, когда уже стемнело. Она не замёрзла лишь потому, что Агафон выступал в роли одеяла, укутав её своим телом, обнимая ногами и руками. Пока Родника спала, Агафон пребывал в хорошем расположении духа. Злость от того, что он не может слышать Роднику ушла, и на её место пришло чувство полного довольства от того, что его самочка, наконец-то,  с ним и даже под его защитой. Что она мирно сопит у него под боком. Ему не было знакомо чувство нежности, но в этот момент он испытывал что-то подобное, наблюдая за спящей Родникой. Это было так необычно для него, что ему даже показалось, что он начинает очеловечиваться.

Родника, проснувшись, не спешила покидать тёплых объятий Агафона, наслаждаясь моментом, при этом забыв закрыться, поэтому её чувства прекрасно ощущал и Агафон, радуясь, что его самочке хорошо с ним.

– Привет. Извини. Я заснула, а ты? – смущаясь, обратилась Родника к Агафону.

– А я не спал, а охранял твой сон, а ещё согревал тебя, т.к. как только солнце спряталось, стало доволи холодно для тебя, а будить тебя я не хотел. Слишком сладко ты спала, – отчитался Агафон, снова зарываясь носом в волосы Родники и урча от удовольствия.

Родника пыталась встать и одеться, но Агафон не выпустил её из своих объятий, сказав, чтобы она лежала смирно и что он не против её согревать своим телом и дальше. Так они и лежали, мирно беседуя, рассказывая каждый о времени, проведённом друг от друга в разлуке. Родника узнала, что Агафон повстречался с «квакерами» и была в восторге от этой новости и его рассказа. Очень много Агафон рассказывал Роднике и о самом океане, делясь своими впечатлениями. Он был рад, что Родника разделала его восторг, дополняя его рассказ своими впечатлениями от своих прошлых погружений.

Так они и проболтали почти до рассвета. Родника выбралась из объятий Агафона и стала готовиться ко сну, достав из своего рюкзака спальник и тёплую одежду. Она чувствовала, что это ей понадобиться, когда паковала рюкзак в отеле, а Антон над ней смеялся и шутил, что она, не успев приехать, собирается опять куда-то рвануть. Но Родника чувствовала, что ночью не вернётся в отель. Она была уверена, что Агафон её найдёт, и что они проведут ночь на берегу океана.

Только вот Агафон не позволил ей сразу одеться, а провёл свой обычный ритуал «омовения слюной», который проводил, ещё будучи на Меганоме. Родника была в полусонном состоянии, поэтому особо не сопротивлялась. Агафону пришлось даже самому её одевать и закутывать в спальник, т.к. она на ходу уже засыпала. Утром, когда Родника проснулась, то Агафона рядом не было. Родника искупалась в океане, позанималась йогой, но Агафон так и не появился. Она немного расстроилась его отсутствием и неопределённостью, которая сложилась в данных обстоятельствах, т.к. они ночью даже не поговорили о совместных планах на день, да и вообще о том, чем они будут заниматься здесь на острове, и как будет протекать их совместное времяпрепровождение.

 

6.2 Новый день – новая жизнь

 

Родника быстро взяла себя в руки, чтобы не раскисать и не мучиться от неопределённости, и вернулась в отель. Ребята уже все проснулись и завтракали в баре. Родника поздоровавшись со всеми, присоединилась к ним, т.к. была жутко голодна. У неё текли слюнки от предвкушения, т.к. Фуэртевентуру она обожала и из-за еды, которую здесь подавали. А это были в основном морепродукты и овощи, что так любила Родника. Вот и сейчас она заказала фирменное блюдо «тортилью», которая была сегодня в меню и которую поглощали с аппетитом сейчас ребята. Дословно «тортилья» переводится как «омлет», но не имеет ничего общего с известной нам яичницей. Испанская тортилья скорее напоминает картофельную запеканку с овощами.

Классический рецепт тортильи прост: картофель нарезается тонкими кружками, обжаривается на оливковом масле 10 минут, пока не станет слегка мягким. Потом наступает время овощной начинки: разноцветный сладкий перец, помидоры, консервированная кукуруза, молодые кабачки – всё, что есть под рукой, укладывается поверх картофеля. Затем добавляются измельченный чеснок, соль, перец. К тортилье прекрасно подходит тимьян. Несколько минут нужно потомить на плите все ингредиенты, а как только картофель станет совсем мягким, вливают 4-6 взбитых с солью яиц и ставят тортилью минут на 10 в духовку – тогда она пропекается равномерно и покрывается аппетитной корочкой.

Ну и конечно Родника заказала популярный сыр «махореро» из козьего молока, производимый вручную. Он считается лучшим на Канарских островах и часто берёт призы на международных выставках.

– А где Агафон? – Вероника решила испортить настроение с самого утра Роднике, задавая провокационные вопросы, т.к. и сама пребывала в не лучшем расположении духа из-за отсутствия секса в связи с тем, что её ночью продинамил Сергей, выставив за дверь. – Неужели он так тебя замучил, что ты сбежала сама от него? Я же говорила ему, что ты девушка неопытная, можешь не выдержать.

– Не обращай на неё внимание. Она завидует, а ещё бесится от того, что у самой-то бурная ночка-то обломалась, – обратился к Роднике Лёша – друг Сергея, который был в курсе того, что произошло между его другом и Вероникой. – А ты ешь, и завидуй молча, – обратился Лёша теперь к Веронике. – Тебе понадобятся силы на охоту за новой жертвой – тем, кто станет очередным твоим трофеем.

Перепалки ещё какое-то время звучали между Вероникой и Лёшей, но вскоре сошли на нет, и разговоры вернулись в привычное русло. Стали обсуждать привычные темы, планы на день. Родника решила присоединиться к компании тех ребят, которые собирались погружаться с аквалангами. А это были новички и новенькие в компании Антона, которых Родника раньше не знала. Костя и Рома решили попробовать себя не только в виндсёрфинге, но и в дайвинге, поэтому вот уже несколько раз брали уроки погружения у северного побережья острова Фуэртевентуры у рифа Каламарео. Данный тур подходил обычно для новичков, желающих заняться дайвингом на Фуэртевентуре, но т.к. риф представлял собой 22-хметровую отвесную стену с пещерами и каньонами разной величины, то и профессионалам таким, как Родника, здесь тоже можно было отточить своё мастерство. А т.к. Родника в дальнейшем собиралась к глубоководному погружению, то ей необходимо было сначала настроиться на глубину и адаптироваться.

Здесь, на рифе, в изобилии обитали представители африканской, средиземноморской и карибской фауны: рыба-труба, морской окунь, канарский лобстер, рыба-попугай, лещ и скватинговые акулы. И пусть обитатели прибрежных вод не столь экзотичны, как фауна тёплых тропических морей, а коралловых рифов «благодаря» холодному течению не наблюдается вовсе, но любители дайвинга всё равно могут получить в этих местах массу впечатлений и положительных эмоций от подводных вулканических ландшафтов, пещер и особого духа океана.

Вот здесь, у рифа Каламарео, Родника и встретилась с Агафоном, вернее это он её нашёл, когда она погружалась вдоль стены на самое дно. Она не испугалась при его неожиданном появлении, т.к. она знала уже заранее, определив по чуть заметной пульсации, исходящей от её кулона. Родника заметила ещё раньше аналогичное состояние кулона при появлении Агафона в поле её зрения. Он начинал слегка пульсировать и нагреваться.

Родника была рада видеть Агафона. Т.к. новички с инструкторами плавали на небольшой глубине (у Родники был сертификат уровня АОWD, поэтому она могла плавать на больших глубинах и «чек-дайв» – пробное погружение, ей не надо было проходить, т.к. она уже в этом месте плавала раньше и кое-кто из инструкторов её знал по прошлым погружениям), то Агафона никто не заметил, и они спокойно поплавали вдвоём и даже немного мысленно пообщались, прижавшись, как и ранее, лбами друг к другу. Родника, наконец, поговорила об их совместных планах и времяпрепровождении. Они договорились встречаться пока во время вот таких погружений и по вечерам на пляже. Агафон её найдёт, где бы она не находилась, а ей стоит только выйти к океану, когда она почувствует с помощью кулона о его приближении. Агафон не поделился своими планами и не рассказал, где он пропадает. Родника тоже не спрашивала его, раз сам не рассказал, но это недосказанность в их отношениях её угнетала.

Но, всё же, в хорошем расположении духа от встречи с Агафоном, Родника вернулась на поверхность. После погружения у неё разыгрался зверский аппетит, поэтому Родника с удовольствием поглощала местную еду. На этот раз она заказала себе шашлык из осьминога и papas arugadas – это варенная в мундире мелкая картошка с чесночным соусом.

После обеда все собрались, как обычно, на пляже отогреваться после проведения долгого времени в прохладной воде. Кто-то играл в волейбол, кто-то загорал, кто-то занимался личной жизнью. Антон со своей девушкой Тоней нежились на солнце, обнимались и целовались. Сергей с Лёшей заигрывали с двоими девчонками из их компании – Марго (с которой как-то начинал заводить отношения Сергей, прежде чем его не взяла в оборот Вероника) и Снежаной (которой постоянно подначивала Лёшу Вероника).

Сама же Вероника вот уже второй день была зла из-за отсутствия кавалера (скорее больше из-за отсутствия секса) и из-за зависти по тому, какие знаки внимания оказывают парни девчонкам в их компании. Платят за их еду, проявляют заботу (набрасывают свои рубашки на плечи, когда прохладно, подают руку при случае, предлагают попить, когда жарко и др.). О Роднике, как и о своей девушке Тоне, заботится Антон. Марго взял в оборот Сергей, Снежану – Лёша. А она, Вероника, была сама по себе. Конечно, она была девочкой богатой, но всё же привыкла, чтобы платили за неё, обхаживали, удовлетворяли любой её каприз, а тут все парни стали относиться к ней, как к равной, будто она пацана. Конечно, она сама была виновата, что отшивала их, например, Назара и Никиту – парней из их компании, когда порвав с Сергеем, они стали к ней открыто подъезжать. Но она не считала себя виноватой и считала, что, не смотря на то, что отказала парням, те должны всё равно порхать возле неё, предугадывая любое её желание. Только вот Вероника забыла, что представители «золотой молодёжи», коей и она сама являлась, были эгоистами, поэтому никогда без выгоды для себя ничего не делали просто так.

Злая Вероника искала повода, чтобы наброситься на кого-нибудь, чтобы сбросить пар, и ждала подходящего момента. Но он всё не наступал, тогда она привычным образом решила сорвать своё плохое настроение на Роднике.

– Ой, Родничка, а куда ж подевался твой кавалер? Что-то после вчерашнего его и не видно? Неужели ты ему так не понравилась в постели, что он решил найти себе получше? – сладко пела Вероника.

Но Роднику от нападок спас Рома – один из новичков в компании, который как раз пришёл отдохнуть после игры в волейбол и плюхнулся на песок рядом с Вероникой.

– А это не он сегодня с тобой, Родника, плавал у рифа на дне? Видимость сегодня была прекрасная и хоть мы находились почти наверху, но я отчётливо видел обнажённого парня с тобой? – стал допытываться Рома.

– Да, это был он. Агафон составил мне компанию, и мы немного поплавали вместе сегодня, – ответила Родника, мысленно благодаря Рому за то, что не дал Веронике в очередной раз поиздеваться над ней, хотя она была уверена, что их не видели, т.к. совсем забыла, что здесь на острове кристально чистая вода с 30-тиметровой прекрасной видимостью.

– А как он мог плавать без снаряжения да ещё голым на такой глубине? – задал на этот раз профессиональный вопрос Рома.

– А Агафон занимается фридайвингом – подводным плаванием на задержке дыхания или, как любят говорить – апноэ. Его направление – свободное погружение без ласт (постоянный вес без ласт Constant Weight Without Fins, CNF, когда фридайвер спускается вертикально вниз и поднимается вверх на задержке дыхания, используя только силу собственных мышц). Любые дополнительные средства продвижения под водой не используются, движение по тросу с использованием рук запрещено. Эта дисциплина одна из самых сложных, фридайвинг в чистом виде, без использования дополнительного оборудования, т.е. он ныряет без всякого специального оборудования и спокойно может достичь глубины 30-40 метров, а может и больше, – просвещала ребят Родника, рассказывая им, давно приготовленную ей и Агафоном, легенду. – А почему голым? Ну, как вы уже заметили, Агафон предпочитает естественное состояние своего тела, чтобы его ничего не сковывало. Его организм по каким-то причинам не слишком восприимчив к холоду, поэтому он может долгое время находиться в воде при температуре +18 без гидрокостюма и при этом не мёрзнуть.

– А какой у него рекорд в задержке дыхания, – уже не на шутку увлёкся темой Рома, как в прочем и все остальные, слушавшие с раскрытыми ртами.

– Обычно он может задержать дыхание на 5-7 минут, – говорила Родника и злилась на проявление чрезмерного внимания к Агафону, хотя понимала, что этого не избежать, поэтому лучше сразу расставить все точки.

– Да не может такого быть. Ты всё врёшь. Не может человек так надолго задерживать дыхание и погружаться на такую глубину без снаряжения, – вставила свои пять копеек, наконец, Вероника, всё больше распаляясь и горя желанием заполучить этого парня себе.

  В 1991 года на Гавайях самый известный фридайвер Пеллизари установил рекорд по статическому апноэ, задержав дыхание на 7 минут и 2,88 секунды, – привела пример Родника.

– А почему тогда твой Агафон не участвует в соревнованиях и не устанавливает рекорды, – не унималась Вероника.

– Агафону это не нужно и он не собирается никому ничего доказывать и ни с кем соревноваться. Он просто занимается тем, что ему нравиться. Кто хочет, тот верит, кто не хочет – это его собственное дело, – не стала вдаваться в подробности Родника.

– А как у Агафона это получается? Ну, долго не дышать? – опять Романа посетило профессиональное любопытство.

– Агафон многие годы занимался подводной охотой в самых разных условиях и местах  и научился концентрироваться и расслабляться, отключаясь от всего постороннего, применяя специальных упражнений. Он использует йоговские методики, которые помогают достигать медитативного состояния, при котором снижаются частота дыхания и сердечный ритм. Практика концентрации, пришедшая из Китая, медитативные и дыхательные упражнения йогов Индии всё это даёт ему возможность управлять своей психикой, дыханием и даже сложными обменными процессами организма. Эти методики практикуют и все известные ныряльщики-фридайверы.

Энцо Майорка и Жак Майоль  – первые, кто установили рекорд погружения без акваланга на глубину 100м. Пипин и Пеллизари, которые  достигали предельных глубин не за счёт феноменального здоровья, а благодаря умению контролировать и управлять многими психическими и физиологическими функциями организма.

Так в 1996 году 36-летний кубинец Франсиско Феррерас («Пипин») достиг глубины 133,8 м (правда он погружался с переменным весом, т.е. он использовал груз для достижения глубины и воздушный мешок для всплытия на поверхность). В этом же году, но чуть раньше, Пипин сделал еще одно крупное достижение в погружении с задержкой дыхания. Он сделал то, что до него не делал ни кто, он достиг невероятной глубины 152 метра (500 футов). Задержав дыхание, он погрузился на глубину 91 метр (300 футов), где сделал второй вдох и продолжил погружение до 150 метров.

В 1997 года 32-хлетний итальянец Умберто Пелиццари устанавливает два мировых рекорда: первый  в «постоянном весе», достигнув глубины в 75 метров, а второй с результатом в 115 метров в «переменном весе» за 2 с лишним минуты, – наконец закончила отвечать на вопросы Родника.

Дело шло к вечеру, а т.к. был вечер субботы, то все направились переодеваться в отель и намеревались поужинать не в баре отеля, а в ресторанчике, который располагался при въезде в Корралехо на берегу океана. Здесь ребята были частыми клиентами, здесь их знали, здесь очень вкусно готовили из только что выловленных даров моря. Здесь можно было отведатьсвежайшие кальмары, моллюски, раки, тунец, треску.

На двух арендованных автомобилях все добрались до ресторана, благо он находился недалеко от отеля (в трёх километрах). Антону пришлось, правда, сделать два захода, т.к. все не поместились сразу. Ребята заказали себе еду по вкусу. Парни, конечно, заказали себе ещё стейки (бифштексы из вырезки) кроме морепродуктов и картофеля. Родника заказала местное блюдо паэлью без мяса, которая обычно состоит из риса bomba (сорт «насос», который раскрывается при кулинарной обработке, что позволяет ему максимально поглощать воду, в отличие от остальных сортов), семи видов рыбы и морепродуктов и белого вина. А готовится поэлья так: на оливковом масле 2-3 минуты прожаривают рис, прибавив к нему эстрагон и куркуму, затем заливают его бульоном, солят, и пусть себе упревает под крышкой, время от времени подливая к нему жидкость; когда рис почти готов, кладут на него петрушку, шафран, мидии или креветки, кусочки рыбы, можно порезанных соломкой кальмаров.

Родника, съев последний кусок, почувствовала по вибрации кулона, что Агафон её уже ждёт. Она пожелала всем хорошего вечера, попрощалась и вышла из ресторана. Антона она заранее предупредила, что вечер и ночь проведёт с Агафоном, поэтому он без слов попрощался с ней, а вот особым любопытным, таким, как Павел и Вероника, всё неймётся. Не могли оставить Роднику и Агафона в покое.

Когда Родника вышла из ресторана и направилась к океану, то она увидела, что у кромки воды её уже дожидается Агафон. На этот раз Родника не неслась к нему на встречу и даже закрыла свои эмоции и мысли от него. Агафон ждал, когда Родника подойдёт к нему, а потом обнял и, как всегда при встрече, обнял её и зарылся носом в её волосы, вдыхая её запах. Родника тоже его обняла. Так они и стояли. Такую картину наблюдали и Вероника с Павлом, которые последовали за Родникой.

– О, Агафончик, привет. Я так рада тебя видеть. Что-то ты не жалуешь нас своим вниманием. И тебя что – обворовали и раздели, что ты постоянно ходишь голым? Так почему у Роднички не попросишь денег на одежду? Она же твоя девушка, не откажет, – набросилась Вероника на Агафона, повиснув на нём, типо в приветственном жесте.

– Нет, меня не обокрали и деньги у меня на одежду есть, но мне так больше нравиться ходить, тем более этот остров предполагает это и здесь это не запрещено, – говорил Агафон, убирая руки Вероники со своих плеч.

– Так ты у нас нудист, оказывается. Хотя при такой фигуре, почему бы и нет, – не унималась Вероника, проводя ладонью по рельефу тела Агафона.

Агафона аж передёрнуло.

– Руки убери с моего тела. Я тебе не кот, чтобы меня гладить, а я от этого должен урчать. Ты что-то перепутала, милочка. Я подобен крокодилу. За протянутую руку могу не только цапнуть, но и откусить, – разозлился не на шутку Агафон и странно посмотрел на Веронику.

Вероника шарахнулась от Агафона, вернее от его взгляда. Хотя было и темно, но его глаза так светились, и в них было такое, что волосы на голове у Вероники стали от страха дыбом.

– Я же по-дружески и ничего такого не хотела, – стала оправдываться Вероника.

– В том-то и дело, что хотела. Только для особо непонятливых повторюсь. Я сам выбираю себе в пару девушку и я уже выбрал. Только Моё желание имеет роль. И чтобы ты там себе не напридумывала, у тебя ничего не выйдет. Зря потратишь время. Найди другой объект желания. Вон переключись на Павла. У него аналогичные проблемы. Может на этом вы и сойдётесь, – теперь уже Агафон смотрел на Павла и читал того мысли.

– А ты дерзкий, мой друг, а ещё с отсутствующим инстинктом сохранения, как я погляжу, – вступил в разговор Павел. – Со своей личной жизнью я, как ты сам сказал перед этим про себя, я тоже сам без тебя разберусь. А ты бы побеспокоился о своей.

– Я и беспокоюсь и не понимаю, чего-то ты сюда припёрся? – злился Агафон, крепко прижимая Роднику за талию к себе в собственническом жесте.

– А я, может, переживаю за Роднику. Всё же она мне не посторонняя, а сестра друга, который по каким-то непонятным причинам со спокойной совестью отпускает её с тобой. О тебе мы ничего не знаем. Даже где остановился, в каком отеле? И где её искать в случае чего? – качал права Павел.

– Ты мне не отец, чтобы я перед тобой отчитывался. Насколько я знаю, что и только настоящие доверенные друзья могут делиться между собой своими личными переживаниями, делами. А т.к. ты мне не друг, то тем более я не обязан тебе ничего объяснять. Что касается Родники, то она взрослая девочка, чтобы решать сама: с кем, когда и где быть. На этом разговор считаю бессмысленным, а потому законченным. Счастливо оставаться, а нам пора,  – закончил Агафон и утянул за собой Роднику, которая стояла всё это время, не проронив не слова и молилась про себя, чтобы только всё обошлось и не дошло до драки.

Поэтому, когда Агафон потянул её за собой, она вздохнула от облегчения, расслабилась и стала получать удовольствие от его близости, что он просто рядом живой и невредимый. И они просто стали гулять вдоль берега молча, каждый думая о своём. Агафону было о чём подумать. Ведь он прочёл мысли Павла и они заставили его нет, не волноваться, но быть бдительным в ближайшее время. Павел надумал проучить соперника, наняв парней, чтобы Агафона поколотили. Агафон не собирался говорить об этом Роднике, чтобы не волновать её зря. Он сам всё решит.

Агафон с Родникой так долго шли, что пришли на то место, где вчера ночевали и опять здесь расположились. Родника расстелила спальник, извлекая его из своего обычного походного рюкзачка, который опять захватила с собой, и они вдвоём улеглись на него, обнявшись. Первая нарушила молчание Родника. Она не могла больше унять своё любопытство. Её очень беспокоило, где постоянно пропадает Агафон и чем занимается. Она и стала его об этом расспрашивать. Родника удивилась, что Агафон ответил на её вопросы. Он рассказал, что опять занимается поиском сокровищ затонувших кораблей по картам, которые предоставил им коллекционер из Симферополя. Ему в этом помогают «квакеры». Они нашли уже доволи много чего, поэтому Агафон собирался и сам поговорить с Родникой и попросить её, чтобы она связалась с тем коллекционером. Он хочет с ним встретиться и чтобы она договорилась с ним об их встрече.

Благо они находились возле Корралехо, где была сотовая связь, поэтому Родника пообещала, что завтра созвониться с коллекционером и договорится о встрече. Родника не спрашивала Агафона, как тот собирается добираться до Чёрного моря, до Крыма и до Симферополя в частности. Она поняла, что Агафон уже достаточно хорошо за это время адаптировался в её Мире и что ему её помощь почти не нужна.

А ещё Агафон поделился с Родникой тем, чем он ещё занимается с «квакерами». Оказывается, они обучают его, вернее совершенствуют его способность к иллюзиям – майя, т.к. они могут понадобиться Агафону, когда он будет находиться среди людей. Когда Родника попросила показать Агафона на примере, что это такое (т.к. она только читала об иллюзии майя, и они когда-то с Агафоном обсуждали эту тему, но одно дело знать, а другое видеть), то вдруг в руках у неё неожиданно появилась роза. Родника включила свой налобный фонарик, чтобы разглядеть её, и увидела, что она живая и на вид и на ощупь, а ещё она пахла, очень сильный аромат исходил от неё. И тут Агафон щёлкнул пальцем, и роза на глазах Родники стала увядать, а потом засохла и превратилась в прах, исчезнув безвозвратно.

Не успела Родника прийти в себя, как у неё в ладони вместо розы оказалась конфета миндаль в шоколаде, причём её любимая, о которой знал Агафон. Родника развернула обвёртку и положила конфету в рот. Она ни чем не отличалась по вкусу от настоящих конфет, которые Родника ела раньше. Только вот, только проглотив конфету и наслаждаясь послевкусием, она заметила, как ощущения во рту исчезают, как будто она ничего не ела, оставляя после себя пустоту во вкусовых рецепторах.

– Здорово, – только и смогла произнести Родника.

И, как только она это произнесла, она почувствовала, что на неё что-то плюхнулось, мягкое и царапающееся. Родника чуть не завизжала от неожиданности, но быстро поняла, что это – кот, причём узнала в нём – бабушкиного кота Цезаря.

– Цезарь! Откуда ты здесь взялся? – радовалась Родника коту, почёсывая того за ухом.

Кот её узнал и от удовольствия заурчал, надавливая лапой с когтями на руку, чтобы Родника не останавливалась так, как он любил это делать всегда. Родника пребывала в безмятежной радости, пока не осознала, что кот не настоящий, а лишь сотворённая Агафоном иллюзия и в тот момент, когда она это осознала, кот так же неожиданно, как появился, так же неожиданно и исчез, растворившись в воздухе.

– Но, как ты сотворил кота? Агафон? Ты же его никогда не видел и не знаешь о его повадках? – была в замешательстве Родника.

– А я увидел его у тебя в голове, в твоих мыслях, просканировав тебя при встрече, когда ты только приехала на остров, – просто сообщил Агафон Роднике, не задумываясь о моральной составляющей его поступка.

Родника не стала ругаться на эту тему, т.к. знала о безнадёжности этой попытки достучаться до его совести по поводу не совсем порядочного поведения. Но взяла себе на заметку постоянно быть начеку и закрываться впредь от Агафона.

 

Поделитесь этим шаркфиком с друзьями:


18:16
Нет комментариев. Выскажись первым и получи кучу плюсов!
Все тексты этого сайта могут использоваться только с указанием активной индексируемой гиперссылки на источник с данного сайта. По вопросам авторского права просьба обращаться к администратору.