Жанры шаркфиков (КЛИКНИ на любую рубрику и выбери произведение)
Статус произведения «Бездна Челенджера»
Необходимы деньги на главу №11.
Цена вопроса - 100 рублей. Помочь автору!

Бездна Челленджера: Глава 7- Вулкан “Дайкоку”

Когда "Победоносец" отчалил из порта, Джеймс был в приподнятом настроении. Отчего-то голова была чиста и свежа, хотя ночью спалось, откровенно говоря, плохо. Мысли об Эмме Нэрс не давали ему покоя, и он то и дело просыпался, смотря то на часы, то на деревянный медальон на письменном столе. А когда Уилсон погружался в сон, то единственное сновидение, которое этой ночью преследовало его, было словно пророчеством свыше. Будь-то бы сам капитан Джордж Нэрс, предостерегал его об опасности и просил сохранить жизнь его внучке.

Но уже по рассвету Джеймс принял прохладный душ и, выпив чашку кофе, принялся чертить путь, на свежей карте, которого они должны были придерживаться.

Погода за бортом стояла дивная. Мелкие волны разбивались о нос судна и омывали его борта, изредка погружая в себя ватерлинию. Солоноватый ветерок приятно освежающий кожу, расплывался по всему телу. Солнце грело, но уже не так как на суше, и его лучи были даже приятными, в основном под действием высокой влажности.

- И это вся скорость?- хрипло подметила Эмма, поднявшись на капитанскую рубку.

- И вам отличного дня, мисс Нэрс,- усмехнулся Джеймс, пытаясь скрыть свое любопытство, ведь сегодня наряд Эммы был не солидным, а мягко говоря, слишком открытым, что подметила вся команда, бросая на девушку нерешительные взгляды.

Джинсовые шорты и белая майка, из-под которой торчали лямки пестрого купальника, открывали округлые формы ее тела, отчего, многих из команды Джеймса взяло в пунцовую краску.

Джеймс крепче сжал штурвал и старался не смотреть на Нэрс так откровенно, как ему хотелось бы. Все же, они должны придерживаться деловой линии общения, и их вчерашняя встреча в каюте Уилсона не должна сломать ту прочную стену, которую он так старался возвести между ними.

- Очевидно, ты плохо осмотрела свою каюту.

Голос Джеймса стал немного грубым, но Нэрс этого не заметила, а если и заметила, то не придала значение.

- Вот как?- Неоднозначно спросила та и подошла ближе,- И что бы я там обнаружила?

- Рабочую униформу,- вместо Джеймса ответил Уайт, стоя в нескольких метрах от рубки.

Гарри в отличие от своей спутницы униформу примерил, и сейчас с трудом подгибал края длинных штанов, открывая тощие белесые икры.

Джеймс подметил, что наряд миссис Нэрс не нравится Гарри, но не по тем же причинам что и ему. Скорее всего, Уайт не хотел допускать мужских глаз на теле Эммы, а они были слишком заметными.

Брови Эммы театрально подпрыгнули на лоб.

Она оглядела мистера Фрайкена и Олби, что умело, крутили узлы на палубе, а потом и на самого Джеймса у штурвала. Серая роба, состоящая из рубахи с длинными рукавами и широкими штанами с многочисленными карманами, на них выглядела довольно таки сносно, но она едва ли представляла себя в этих тряпках.

Джеймс еще раз посмотрел через плечо Эммы на ее товарища, который наверняка был так же недоволен формой, но покрасней мере, не пренебрег правилами, и сейчас пытался справиться с длинными рукавами, усердно закатывая их до локтя.

Конечно униформа на "Победоносце" была не из бутика, но Джеймс знал наверняка, она была удобная, практичная и из защитных тканей, которые уже не раз спасали их кожу.

- У нас на судне одна одежда для всех,- начал Джеймс и посмотрел на панель управления судном, а потом выкрутил штурвал вправо,- Я бы советовал тебе не идти поперек правил, Эмма.

Когда Уилсон все же остановил взгляд на девушке, та была не в восторге, но кажется, смерилась с участью носить ту же одежду что и вся команда Джеймса.

- Вот и отлично,- тихо проговорил Уилсон, так и не дождавшись ответа девушки, и отметил пересечение территории порта,- Добро пожаловать в Тихий океан.

Эмма не ответила. Быстро связав короткие волосы в хвостик на затылке, который торчал, словно пальмочка на холме, весело и игриво, а после она вышла из капитанской рубки и, пройдя до гакборта, облокотилась на бак, осматривая виды, открывающиеся по правую сторону от "Победоносца".

Вот и весь Ханой повернулся к борту, как бы желая показаться в последний раз, перед долгосрочной экспедицией. Светло – серые скалы и лома сбегали с гор, и теснились у прибрежной полосы, как стадо овец у водопоя. Где-то мелькали верхушки крыш местных домишек, а где-то и стенки с окошками, как черные кляксы на светлом холсте. Когда Джеймс еще немного дал права руля, открылся и угол залива – голубая зеркальная поверхность с кристально прозрачной водой. Эмма посмотрела вниз и так ясно увидела все линии судна сквозь прозрачную воду, что затаила дыхание, что бы, не спугнуть бесконечные стали рыб шныряющих меж желтоватых камней и длинных водорослей на белом песчаном дне. Оно казалось так близко, а вода настолько прозрачной, что желание погрузиться в этот светлый омут с каждой секундой было просто неудержимо. Но постепенно вода темнела, пока не скрыла дно полностью.

У подножья гор, словно разовая полоса раскинулись франжипани. Даже сюда за несколько миль от гавани доносился аромат распустившихся цветников орхидей, роз и лотоса, как последний привет ханойского берега.

"Победоносец" мчался по курсу, разрезая водорезом голубую поверхность, оставляя за собой далекий пенистый след, а волны, будь-то стежками, пытались заштопать рубец, образовавшийся на шелковой морской глади.

Вскоре вода стала темно-синей, глубокой и непроглядной. Стаи рыб укрылись в подводной глубине, а Ханой остался толстой линией где-то там, совсем далеко.

Эмма с трудом вспоминала свое детство и ту морскую прогулку, первую и последнюю на которую взял ее дед Нэрс. Тогда они мчались быстрее ветра, или ей так казалось. Но она до сих пор вспоминала как шквальный ветер, буквально заставлял ее задыхаться и крутил ее волосы за спиной, словно пропеллер вертит лопастями.

- Мне кажется, что мы плетемся как черепахи,- вдруг сказала Эмма, и Джеймс остановился в пару метрах от нее.

Он обернулся, удостоверившись, что Палмер крепко ведет штурвал, а Олби и Гарри, справляются с тросом, который им необходимо зацепить до заката.

- Мы должны придерживаться плана, иначе водная охрана заприметит неладное и доложит совету, а мы же не хотим лишних проблем?

Эмма не ответила, только пару раз кивнула и вновь посмотрела вдаль на ханойские берега.

Джеймс облокотился на бак всего в нескольких метрах от девушки и посмотрел в ту же сторону, стараясь сохранить безмолвие, но девушка вдруг сказала:

- И сколько дней мы будем бездельно скитаться в океане?

- Предполагаю дня три не, не больше,- быстро ответил Джеймс,- Сейчас скорость три узла, придерживаясь ее, мы доберемся до желоба за пятьдесят два часа.

Эмма не на долго задумалась, и вновь посмотрела на капитана:

- Это два дня, Джеймс.

Уилсон глубоко вдохнул и заглотил ком плотно вставший в глотке. Он и не знал, что его имя звучит настолько красиво, сказанное устами Нэрс. Но стараясь не выдать смущение, Джеймс отвернулся, еще раз посмотрев на Гарри, что не отводил от них изучающего взгляда, и тихо выдохнул:

- Нам поступило штормовое предупреждение,- когда он вновь посмотрел на Эмму, то заметил, что девушка была напугана,- Не стоит паниковать, мисс Нэрс,- усмехнулся Джеймс,- Конечно, мы не сможем плыть на прежней скорости в шторм, и потеряем целые сутки, но я обещаю, вы его почти не заметите…

Эмму слова капитана не взбодрили. Она, пытаясь сделать вид, что штормовое предупреждение ее ни сколько не волнует, посмотрела на рубку и перевела тему:

- А где же все остальные?

Джеймс проследил за ее взглядом и снова остановился на Гарри, который делал вид, что занят завязыванием узла на канате, но все, же бросал на них не слишком дружелюбный взгляд.

- Мерфи, Джаред и Балдер сейчас отдыхают, их смена начинается после обеда. Самим обедом занимается Ким, а вот Райт и Перри в лаборатории, готовят оборудование для первых проб…

Эмма нерадостно улыбнулась:

- Все серьезно!

- Да, мы должны делать все, как и прежде,- вновь проговорил Джеймс и посмотрел на Эмму сверху вниз,- Главное не привлекать внимание.

Девушка закивала, словно соглашаясь, но Уилсон знал – Нэрс хочет как можно быстрее добраться до желоба, и пробы воды ее, ни сколько не интересуют.

- У нас есть особое расписание, которое мы соблюдаем,- тихо выдохнул капитан, стараясь внести ясность,- Оно расписано почти по часам. Ночная смена фиксируется в графике. Кстати я бы советовал тебе ознакомиться, там есть и твое имя…

- Ты внес меня в списки?

Зеленые глаза Эммы стали большими от недоверия, но губы растянулись в легкой улыбке. Казалось, такое внимание было ею одобрено.

Джеймс пожал плечами:

- Я предупреждал, что это не курорт,- усмехнулся Джеймс и, сунув руки в карманы широких штанов, направился в сторону рубки, что бы взять бумаги, над которыми ему следовало поработать.

Составив несколько курсов, которыми он хотел поделиться с группой, что бы решить с какого бока подходить к Марсианскому желобу, Джеймс отобедал с командой и принял руль на себя, пока Палмер отдыхал в каюте. Олби сидел на корме и читал маленькую книжицу, что взял в местной библиотеки Ханоя, как и в прошлый раз. Чтение было его любимым делом в долгодневных экспедициях, не считая вечерней игры в карты.

Мерфи и Балдер заседали в оружейном отсеке и передавали шутки по рации, что громко раздавались по всей палубе.

Джеймсу пришлось отправить мистера Уайта отдыхать, потому что полезного дела для него он найти не мог, а оставить его на палубе, Джеймс не хотел. Причиной тому были странные взгляды Гарри. Джеймсу казалось, что между ними возникает холодная война, даже без всякого объявления.

Эмма тем делом снова перечитывала книгу Нэрса, по поручению Джеймса. Он просил ее найти записи профессора Томсона об акулах Мегалодон и о том, где, по его мнению, могла скрываться такая огромная рыба - убийца.

Ребята закончили с вычищением лаборатории, и дали сигнал на рубку, что бы Джеймс сбавил ход. Якорь было решено не сбрасывать и Джеймс сбавил узлы. Судно закачалось на волнах, как поплавок захваченный силами океана. Крепкие волны, словно бы пытались опрокинуть "Победоносец" на бок, но тот не поддавался, и они лишь лизали его борта, разбрызгиваясь в разные стороны.

- Начинаем брать пробу,- с шипением раздался голос Райта.

- Открываю отсек,- проговорил Джеймс в потертую рацию,- Один, два, три,- капитан зажал кнопку поддерживающую открытие люка,- Люк открыт, выпускайте пробоотборник.

- Насос выпущены,- ответил Райт.

Через шипение в динамике послышалось характерное журчание насоса, который отбирает воду для пробы.

- Первая партия набрана, запускаю трубку ниже,- ввел в курс дела Райт и спустя секунду Джеймс услышал, как трубка насоса выдвигается со скипом, а после вновь журчание воды сквозь пробоотборник.

Джеймс разжал кнопку, и несколько раз щелкнув тумблером, заговорил в решетку рации:

- Закрытие люка через пять, четыре, три, два, один…

- Люк закрыт, капитан,- ответил Райт,- Проба воды сделана, высылаю данные на монитор.

Джеймс глянул на синий дисплей, где колонкой ползли данные первой пробы и фиксировались автоматически в бортовом журнале. Отклонений не было, цифры, которые он видел, почти совпадали с теми, что были получены в прошлый раз. Следом поступил повторяющийся сигнал из порта о штурмовом предупреждении, на который среагировал Ким, изучающий карту подводного пути.

- Слыхал?

Джеймс одернул плечом:

- Ни чего страшного,- тихо ответил Уилсон, продолжая вбивать координаты их место нахождения, передовая данные портовым рабочим,- Мы уже сотни раз переживали шторм.

И действительно, за ужином ни кто из команды и не вспоминал о движущейся буре. Разговоры шли на нейтральные темы, которые вряд ли касались судна, экспедиций и погружений. И Джеймсу нравилось, что с присутствием Эммы, парни стали говорить о чем то кроме океана и подводного дна. Ему этого очень не хватало. Казалось, словно время повернулось вспять, и они вновь впервые встретились.

Олби, Райт и Ким отправились наверх, что бы взять вечернюю смену. Мерфи и Балдер рассматривали старинные журналы, времен Джорджа Нэрса, которые Эмма захватила с собой, сама же девушка безотрывно перечитывала бортовой журнал деда. Джаред безудержно отвлекал Перри, тот ворча отвечал на его вопросы о данных, которые были недавно получены с первой пробы воды, а Старик Палмер разлил по чашкам крепкого чая с мятой и корицей.

Аромат, знакомый Джеймсу с детства расплылся по кают – компании и заполнил его легкие. Ему было так приятно осознавать, что в этом мире все еще осталось что-то нерушимое и приятное его духу, что он не заметил, как блаженная улыбка растеклась по его лицу.

- Боюсь портить твое настроение, Джеймс, но я советовала бы обратить внимание на некоторые записи.

Эмма подвинула книжицу Нэрса через весь стол и Джеймсу пришлось отвлечься от этого сладостного состояния и спустя секунды он уже вчитывался в ровный почерк профессора Томсона:

"9 сентября 1953г.

Сегодня я вернулся с первого погружения в Марианский желоб. То, что мы нашли в стенах впадины, станет настоящей сенсацией в мировой науке. Акулий зуб, почти двенадцать дюйм должен принадлежать либо самой огромной акуле на Земле, либо подтверждать теорию о существовании Мегалодон. Но где тогда прячется стол огромная рыба – убийца? Этот вопрос нам еще предстоит выяснить."

- Значит они так и не нашли ни Мегалодон, ни то место где она могла так долго скрываться от экспедиций, – подытожил Джеймс и посмотрел на Эмму взглядом с прищуром.

Девушка пожала плечами:

- Не думаю, что они были очень далеко от ответа,- тихо бросила она и протянувшись через весь стол перелистнула несколько страниц.

"19 апреля 1955г.

17:45. "Челленджер"

Команда и капитан Нэрс считает, что я схожу с ума, но я знаю, что мы слишком близко до истины, что бы отступать. Я перерыл кучу архивов и почти уверен, что вулкан Дайкоку – это и есть вход в другое измерение, где и живут древние акулы Мегалодон."

- А знаешь, я тут соглашусь с Нэрсом,- усмехнулся Джеймс и с хлопком положил книгу на стол,- Если бы иное измерение существовало, ученные уже давно бы на него наткнулись.

- Это точно,- не отвлекаясь от своего дела, пробормотал Перри, даже не посмотрев ни на Эмму, ни на Джеймса.

А капитан тем временем пожал плечами:

- Вот видишь.

- Профессор Томсон исчез в этом вулкане!- С особой интонацией заявила Эмма, почти с угрозой бросая острый взгляд на Уилсона,- Мой дед пишет, что очень ошибался, когда не поверил профессору и спустил его на дно Марианской впадины. По его версии Томсона засосал вулкан, и все, включая капитана Нэрса и двухсот человек на борту, ощутили как трос, по которому спускали батискаф, чуть не перевернул корвет. Батискаф разорвало на две части, одну подняли при помощи троса, вторая пропал…

- Чушь!- Воскликнул Перри.

Его реакция была ожидаема. Как профессор генетики он был уверен, что не существует измерения иного кроме того в котором мы существуем, но Эмма впилась в него колким взглядом, что заставило мистера Финкельштейн продолжить:

- Ни чего удивительного, мисс Нэрс,- Перри отложил свои бумаги и без доли смущения посмотрел девушке в лицо,- Очевидно капитан Нэрс не учел что батискаф того времени не мог опускаться больше чем на восемь тысяч метров. В первое погружение все прошло более чем успешно, но это не больше чем чудо.

Палмер и Джеймс оба покачали головами, соглашаясь с Перри.

И, правда, в то время были слабые технологии, и батискафы не были предназначены для столь масштабного погружения.

- Возможно, под действием давления батискаф профессора Томсона просто разорвало,- подытожил Джеймс и сложил руки в плотный замок на столе.

- Но как тогда вы объясните этот гигантский зуб?

Эмма быстро вытащила из тканевого мешочка огромный бело-серый клык.

Все в комнате долго рассматривал эту находку, но Перри смотрел на него с особым усердием. Было очевидно, что ответ найти, не так-то просто, даже для такого ученого как Финкельштейн.

- Допустим, этот зуб и правда принадлежит Мегалодон, а эта акула как мы знаем, относится к эре динозавров. Вымерли ли Мегалодон или видоизменились , неважно,- начал Перри и еще раз посмотрел в глаза Эммы, которая неуклонно стояла на своем,- Возможно, что останки этой доисторической акулы пролежал там со времен мезозойской эры.

- Это не возможно,- голос Гарри заставил всех присутствующих обратить на него внимание.

Парень вальяжно прошествовал до обеденного стала и сел напротив Джеймса, внимательно посмотрев ему в лицо:

- Динозавры вымерли шестьдесят пять миллионов лет назад, а Марианский желоб образовался в случае надлома Тихоокеанской плиты и движение ее под Филиппинскую, а поскольку плиты все еще движутся, можно предположить, что все останки динозавров превратятся в прах, попадая под своеобразную каменную мясорубку…

Джеймс задумчиво посмотрел на Перри, в надежде, что тот и на этот раз найдет объяснение сказанному, но он молчал. Казалось, акулий зуб, который неестественным образом попал в Марианский желоб, был вещицей подвергающий всю современную науку в пыль.

- Следуя записям Нэрса, мы можем подобраться к вулкану максимально близко,- Гарри вновь посмотрел каждому в глаза,- Только необходимо предусмотреть очередное извержение и не попасти в его действие.

Несколько секунд кают - компания погрузилась в тишину, но в следующее мгновение раздался голос Палмера:

- А что будет, если мы все же попадем во время извержения?- С опаской спросил мистер Фрайкен, отложив стакан с чаем на стол.

Ответ читался между строк, но ни кто ни мог его озвучить. Некоторые не могли дать себе право верить в подобное и скептично смотрели на Гарри, остальные не хотели накликать беду, и только Эмма была полна сил и решимости встретиться с глазу на глаз с опасностью, которую скрывал вулкан Дайкоку.

Поделитесь этим шаркфиком с друзьями:


13:51

2 комментария

20:12
Женщина на корабле — к опасным происшествиям
И-и-х-х-у-у-у!


14:49
Нет правила без исключения!)
Загрузка...
Лагуна акул (ex Akulizm.ru) © 2010-2016
Все материалы этого сайта могут использоваться только с указанием активной гиперссылки на данный сайт.